85268

Наталья Троянцева:

Любить человека меня учили русские философы – Шестов и Франк, и европейские современники – Камю и Фолкнер, Ли Харпер и Сэллинджер, Элиот и Оден. Русские писатели и поэты научили любить и обожествлять слово. Сложносочиненную любовь к человеку у Чехова я сумела постичь только после существенной прививки европейцев и американцев; любовь Чехова как бы обречена на не взаимность и для ее постижения требуется умелый и опытный проповедник. Андрей Платонов, физическое воплощение загадочной русской души, любит собственно страдание. «Чевенгур» – достоевщина крепостных мечтателей, жанр индустриального Поленова. Платонов дышит мечтой, Чехов над мечтой смеется. Поняв Чехова, я ощутила под ногами почву национального свободомыслия.

Главный персонаж чеховских пьес – Компромисс. Я намеренно даю понятию имя собственное. Компромисс трех сестер по отношению к Соленому и Наталье, в результате которого гибнет Тузенбах и рушится уклад семьи; Компромисс Треплева по отношению к Тригорину и, как следствие, творческое фиаско и самоубийство; Компромисс Иванова в отношении всего и вся как форма медленного самоубийства; Компромисс Астрова и Войницкого с убийственным мировосприятием профессорской семьи. И, наконец, целая система взаимных уступок персонажей «Вишневого сада», которых история разведет по двум направлениям: эмиграция и ГУЛАГ.

Чехов не обещал будущего, он удостоверял настоящее. Компромисс – самоубийство мыслителя, деятеля, созидателя. Только внутренняя твердость собственной позиции, каковой бы она ни была, никогда не приведет на «совет нечестивых». Чехову удалось наполнить собственным существом, личностным опытом такие знакомые понятия, как ответственность, достоинство, духовный стержень. Потому и его размышления так притягательны. Автор как опытный режиссер поддерживает линию каждого из своих персонажей и убеждает меня поступать наоборот.

Почему я остановилась именно на Чехове? Он, как и Набоков, воплощенная в жизнь мечта о духовном единении с западным миром. Миром, в котором уже освоено и творчески присвоено все богатство мировой философской мысли – главной опоре для моего нынешнего существования. Я беру эти кирпичики человеческого духа, бережно взвешиваю в ладони и выстраиваю свой дом – дом, внутри которого компромисс уже невозможен. Я не стремлюсь исправлять то, что считаю злом, я его просто идентифицирую и держу дистанцию. Чехов прошел собственный тернистый путь и протянул мне руку.

ЧЕРНЫЙ МОНАХ

Чтоб не вызвать подозрения

И не стать причиной страха –

Облачу свои прозрения

В рясу черного монаха.

Расскажу о происшествии:

Некий деятель, мыслитель,

Заигрался в сумасшествие;

Стал коварный обольститель –

Ах! – бесчувственной невинности,

Феи правильного сада.

Но строптивые причинности

Стали следствием разлада.

И в процессе наступления

Злободневных разрушений

Не спасало подозрение…

Иль – диагноз?… некто – гений.

«…только личное ничтожество

уравнение со всеми

рабской искренности тожество

суть торжественное бремя

а достоинство труждения

высота души и духа –

лишь пустое наваждение

социальная проруха

сад?! клише тираж редукция

сруб Эдема в пекле ада

блажь интимная конструкция

слишком русского де Сада»

Так, униженностью меченый,

Бога к той же схеме сведший,

Я себя в своем Отечестве

Назначаю сумасшедшим.

И любовью – даром, бременем,

Славной силой – награжденный,

Словно мощной кровью времени

Захлебнусь, непревзойденный.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks