Kartina-Rembranta-Vozvrashhenie-bludnogo-syna

Елена Котова:

Наши дети — не крысы!

оригинал

Нельзя, слышите, нельзя ставить под сомнение ценность успеха!  Нельзя внушать своим детям, что это удел карьеристов, проныр, лицемеров или вообще вымысел!  Каждая мать желает своему ребенку успеха, признания и радости самореализации. Далеко не каждая знает, как помочь ребенку найти путь к ним. Почти каждая делает ошибки.

Мать отправила сына в школу, которую он не может потянуть.  Внушает ему, что он ленив, и что если начнет, наконец, работать, все пойдет, как по нотам. Стращает, что остальные школы – это якшание с недостойными и «вообще, чему там можно научиться и какой трамплин это даст ему для жизни».  У сына рождается ненависть к процессу обучения, как таковому, и близкое к ненависти чувство к собственной матери. В худшем случае – полное отторжение, в лучшем – обращение к психологу, в самом лучшем – новая школа по силам. Замечательно!  Не сомневаюсь, что психолог помог.

Если бы 12 лет назад я знала то, что знаю сейчас, мой сын сегодня…. был бы, наверное, успешнее.  Точнее, еще более успешным.  Но я не знала и выворачивалась наизнанку, чтобы вручить ему готовую жизнь, как подарок.  Как и многие матери.

Всеми правдами и неправдами запихнула его в лучшую школу Вашингтона для мальчиков, жила в долгах, платя за нее.  А он вытягивал еле-еле,  врал, прогуливал, снова врал.  Даже не потому, что школа была слишком требовательная для него.  Он чувствовал в ней себя второсортным.  Говорил с акцентом, одевался хуже других, не имел собственной тачки.  Стал козлом отпущения – совершенно понятный процесс в закрытой институции с армейской дисциплиной.  Он возненавидел школу. И меня.

А я пребывала в иллюзии, что это его закалит.  Но не сумела сделать поправку, что у сына не хватает жизненных сил и напора побеждать обстоятельства.  После школы я – опять же вывернувшись наизнанку – пристроила его в университет  на «финансовый менеджмент».  Как уже писала, видела его «в угловом офисе на Уолл-стрит, зарабатывающем полмиллиона в 25 и миллион в тридцать».

Очнулась, когда он тайком от меня бросил университет, сообщив мне постфактум, что уже полгода бомжует. Ни одной матери не пожелаю…

И тут – без психологов, инстинктом самки, теряющей детеныша, — поняла, что должна  принять выбор сына, который хотел быть то ли водителем такси в Нью Йорке, то ли художником.  Дала ему денег на арт-колледж,  сказав, что кроме этого еще 400 долларов в месяц на жилье и все.  Водителем такси? Окей, нормальная подработка для студента.

А по ночам я рыдала.  Повторяла, что мать, которая оплачивает художнику или таксисту уровень жизни инвестбанкира с угловым офисом – это путь в психушку или наркотики, и рыдала.  Мой малыш…  Всегда и всюду опаздывающий поддает газку на обледенелом мосту…  Навещая его, видела, что плохо питается, что пальцы сбиты в кровь от починок машин…

Мы оба выжили.  Я – счастливая мать, потому что сын простил меня, что бывает, согласитесь, далеко не всегда.  Простил не за то, что я «наказала его рублем», когда он «сбился с пути».  А за то, что я слишком поздно поняла, какой именно успех ему нужен.  Успех пришел гораздо позже, и он скромнее, чем хотелось мне.  У сына дом, он девелопер, строитель и дизайнер.  У него свой сын, которого он любит до дрожи и которому точно не грозит, что отец будет навязывать ему свои представления о прекрасном.

И вот теперь я хочу спросить?  Разве кому-то не нужен успех?

Не только родителям для своих детей, но и самим детям?  И в раннем детстве, и в отрочестве, и когда они становятся взрослыми, и принимают на себя ношу семьи. Откуда это лицемерие, что «успех» — это какие-то вынужденные потуги, на которые нас якобы толкает безжалостный современный мир, и которые делают человека несчастным?

«Зная цену высокому социальному положению, родители любыми способами заставляют подростков участвовать в погоне за успехом. «Крысиные бега» — единственный путь к «светлому будущему» или можно обойтись без них?»  Простите меня, уважаемая Катерина Мурашова, написавшая это, вы успешный психолог, наверняка помогли десяткам заблудших матерей.  Но это высказывание меня возмутило.  Потому что это манипулирование словами и подмена понятий.

Успех ставится на одну доску с «высоким социальным положением».  Подмена номер один.  За успехом не надо гнаться? Он сам, что ли на колени свалится? Подмена номер два. Можно обойтись без «крысиных бегов»?  Не уверена, что понимаю, что это такое, но точно к упеху это не относится, и это подмена третья и главная.

Желание успеха своему ребенку – самое естественное для родителя.  Даже неудачника, лузера, пропойцы или преступника. Мы рожаем детей именно для лучшей жизни и успеха. Рассуждения о том, что лучше: конкуренция или гармония – не более, чем лукавая штопка собственных педагогических дыр.

Ребенок может сидеть в угловом офисе банка, а может быть успешным плотником, а может – небесталанным дизайнером, как мой сын.  Успех у каждого свой, да. Но надо научить ребенка мужеству и умению за ним гнаться.  Научить его пробовать и искать.  И думать,

Наши дети – не крысы. Если мы научили их конкурировать с другими, и не утратить при этом гармонию и радость от жизни, значит мы – состоявшиеся матери.  А если они за свой успех на нас еще и не окрысились – значит у нас чертовски великодушные дети.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks