Я ДАМ ВАМ ВСЁ

1038

Наталья Троянцева:

 

Не удержалась, вывела в название статьи цитату из любимого фильма. Помните – «День выборов» и эпизод, где пиарщики выдумывают слоган для новоиспечённого кандидата в губернаторы? К слову, удивительно талантливо сделанный фильм, сослаться на который – весёлая радость. 

 А теперь – серьёзно. Размышляя о тех или иных исторических закономерностях, я пришла к выводу, который внятно обосновывает и феномен Ильича, и 70-летнюю историю СССР в целом. В 1917-ом Ленин сказал нации: я дам вам всё. 

 Гитлер в 1933-ем сказал своей нации почти то же самое, с одним лишь отличием. Отличие заключалось в собственно менталитете немецкого народа, рационального упорного труженика. И когда, после унизительного военного поражения, появился лидер, поднимающий самооценку нации, и, что – главное, взявший на себя всю полноту ответственности, нация немедленно дала согласие на всё, включая карт-бланш на любые репрессии. 

 Ленин это же самое сказал тем, чей менталитет описывался термином «верноподданные». Крепостными были не все, но практически все, живущие в Российской империи, одинаково мыслили в категории: будь покорен властям, над тобой предстоящим. Террор и цареубийство, по-сути, были органичной реакцией рабов-маргиналов, свято верящих в то, что жупел самодержавия исчезнет сам собой, достаточно проскандировать «долой!..» В конце концов жупел исчез, а самодержавие восстановилось в самой жуткой форме, но сейчас о другом. 

 Позитивизм и атеизм, как его следствие, порождённые интенсивным расцветом науки, требовали новых богов. Поскольку та свобода, которую предлагала научная мысль, была нужна единицам. А большинство, по-прежнему, остро нуждалось в Ком-то, Кто скажет: Я дам вам всё. Потому что личная ответственность за всё, что происходит в собственной жизни, мало кому под силу. И «безданно-беспошлинно» пользоваться научными открытиями – одно, а находить собственные прочные ориентиры в непрерывно меняющемся времени и расширяющемся пространстве – совсем другое. И Ленин выступил как бы и в роли Бога, и в роли его наместника, условного Христа. 

 И тут очень важно снова провести аналогию между следствием прихода к власти Ленина и созданной им партии большевиков, и гитлеровской НСДАП. В том смысле, что обе абсолютные идеи – и национального величия, и коммунистического рая – оказались сильнее любых доводов рассудка и всех нравственных установок вообще. Именно абсолютизация и была их главной слабостью, поэтому любого усомнившегося (или, как в Германии, любого не чистокровного арийца) следовало физически уничтожить. Такова цена безответственного идолопоклонства целой нации.  

 Интересно отметить, особенно накануне дня Победы, что в смертельной схватке Второй мировой одержали верх те, кому абстрактная коммунистическая идея была дороже жизни. Количество трупов Великой Отечественной эквивалентно масштабу жертвоприношения идолу тотальной безответственности. 

 Ну и, напоследок, о феномене «путинизма». Путин расслышал «народные чаяния», не изменившиеся за тридцатилетие «свободной России» ни на йоту. И при любом удобном случае подтверждает тот же самый лозунг: я дам вам всё. А поскольку нация по-прежнему не в состоянии внятно сформулировать желаемое, и даже в лице её лучших представителей лишь воспроизводит мантры американской демократии как новейший абсолют уже капиталистического рая, полагая, что всё это как-нибудь свалится с неба – путинизм бессмертен. Пока.