«…взял вилку в руку и хочет идти на турков»

26 ноября, 2015 6:39 дп

Ольга Роева

0akmelsQFR0
Ольга Роева:
Вот о чем стала думать с возрастом…
Неужели все кругом меня дураки?
Как их много. Что- то же надо делать с этим интеллектуальным ничтожеством? Обучить кручению гаек, или пусть идут метут улицы. Есть много способов упорядочить мысли и найти рукам применение в жизни.
Смотрю сегодня. Друг мой, айтишник по диплому. Условный Клим Чугункин. Безусый паренёк, сопля ещё под носом висела и никак не могла упасть, когда прощались. Год прошел, а он уже военный эксперт и волонтёр дипломатического корпуса.

Размещает какие-то детские рисунки лайф ньюс, выдавая их за снимки из какого- то космоса. Он так рад. Он всю жизнь был хмур, сгорблен и нищ. Его имени не знали ни на работе, ни дома. Семья не ценила его, кот спал на его мятом лице, женщины подозревали у него импотенцию. И вот Клим воспрянул: поднял голову, взял вилку в руку и хочет идти на турков. Какие – то письма Блаватской стал цитировать не к месту, людей обижать. Угрожать разрывом дружеских связей. Как будто все только и тянутся к этому монументу мысли, к айтишнику Климу Чугункину. Он называет всех предателями и жидами. Хотя, когда деликатные люди гонят его с ветки обсуждения, он сам, как старый еврей постоянно возвращается и толдычет одно и то же. Коротко, одним матом. Написал, встряхнул полные женственные ручки и дальше по гуглу — искать численность жертв турецкой войны 1878 г.

И завтра, придя на скучную работу, делая её плохо и получая за неё щелчки вместо премий, Клим Чугункин всё равно будет про себя думать, что вот, ничего… Зато у меня 15 лайков и я великий человек, у меня великие мысли, и я пишу великие вещи. Меня читают такие же умные люди. А как это скучно заниматься глупостями на работе, когда ты великий человек и впереди у тебя война с Турцией. Мощные усилия ума и воли айтишник Клим теперь будет бросать на решение величайшей в мире задачи: как сделать войну бесконечной, но всё же в ней победить.
Ведь если война не будет бесконечной, то и жизнь Клима потеряет краску. Он опять сгорбится до размера клопа за диваном.

Одно хорошо. В ожидании чего- то великого и необыкновенного в своей блеклой жизни, Клим наконец пойдёт и высморкается. Ведь не бывает же, чтобы у Великих людей висела сопля под носом.