«Взрывается фейерверком абсурда…»

1067

В моём чемодане лежат странные вещи. Кеды, в которых меня расстреливали, как российского шпиона. И рядом с ними — российские тактические очки, в чехле из российской цифры, которые я купил в магазине российского спецназа, владельцы которого воевали в Донбассе.

Они узнали меня, и ошалело смотрели на украинского шпиона, припёршегося покупать у них экипировку в войне против них же.

На мне сейчас куртка, подаренная беженцем из Мордора, который воевал против Мордора.

А жил я — тогда на костылях со сломанной ногой — у однорукого крымского татарина, бежавшего из Крыма. Дом, блядь, странных детей миссис Перегрин. И всё это в чемодане, купленном в беженстве в Чехии. Открываешь крышку, и сочетание несочетаемого взрывается фейерверком абсурда. Мы встретились в странный период моей жизни.
Я ж вам говорю, Пелевин с Палаником жизни нифига не знают.
Доброе утро.