Высоцкий не поможет…

750

202ac41582f24df26800f4709ef9b7c1

Ирина Столярова (вот она во всей красе) взяла  и вдруг прислала мне такую песню Высоцкого (вот он во всей красе), а потом и ещё одну…

В жизни никогда Высоцкого живьём не видел, в глаза не смотрел. Живые. Песни — да.

Один раз очень расстроился, когда приехал на журфак после прогула, а мне рассказали, что там на учебной студии Высоцкого снимали. Почти целый день…

Расстроился, выпить пришлось.

Зато потом в эту же студию Жанна Бичевская приехала. С молодым и явно влюблённым в неё гитаристом-аккомпаниатором.

Это уже я не мог пропустить, я пёр с Юго-Запада, центра будущей Олимпиады-80 пешком через грязь новостроек в сторону метро. Успел-таки всё, даже сесть на первый ряд, в полутора метрах от исполнительницы. Выдохнуть успел. Вдохнуть. Слушать приготовиться. Кроме ботинок почистить всё успел…

…А Жанна Бичевская в чёрном облегающем платье, которое по полу, да в белом шарфе, который по полу…

А Жанна Бичевская поёт живой душой…

Не сдержался я, наступил ей грязным ботинком своим на белоснежный шарф, благо, он был в зоне доступа…

Я не от вредности наступил, я, чтобы не разрыдаться самому…

Потому что хороша и великолепна Жанна в своём исполнении…

И глазом косит, когда поёт, как лошадка…

Потом были военные сборы, там мы узнали, что умерли и Джо Дассен, и Высоцкий. У нас погоны зелёные на плечах были. Мы, типа, были при исполнении… Типа, защитники Родины…

Наш долг был такой, типа, в лагерях быть, а не Высоцкого провожать в последний путь..

…А потом, я в армию попал ещё раз, второй раз присягу принял одной и той же  стране, потому что ей, стране, насрать, сколько раз ей присягу принимают. Сидел в казарме с ребятами в мабутах, вытертых добела…

— На гитаре умеешь? — они меня спрашивали,  боевые сержанты, — Давай, сбацай чего-нибудь…

…Ну Высоцкий, конечно…

Не идёт.

Глаза пустые у слушателей.

«Простите пехоте», Окуджава…

Вообще не прёт…

…Потом, потом, потом, кажется, понял,—  не поётся о смерти перед боем. ВООБЩЕ не поётся. И О ЛЮБВИ, тем более, споёшь о ней — не увидишь её больше…

Сиди, молчи и жди судьбы. А там от тебя зависит..

И от Бога…

Немного…

Но потом, когда, я приехал из армии в отпуск в Москву. И целых три дня (мой отпуск — десять дней— авт.) ни одна знакомая девушка не нашла времени встретиться с солдатиком. Я пошёл в кинотеатр. И забравшись с бутылкой пива на задний ряд во время дневного сеанса, смотрел совкино про «Айвенго», а передо мной пониже на два ряда уселся кинозритель с нарушенной психикой, который радовался просто дракам на экране.

Он хлопал в ладоши, вскакивал во время этих сцен и кричал: «Люблю! Базаю! Люблю! Базаю!»….

Обожаю, значит…

А потом в кино Высоцкий запел «Я поля влюбленным постелю…»

И я вдруг понял, что я здесь, в Москве, в кино с идиотом сижу, а ребята там по горно-пустынной местности ползают…

И у некоторых и любви-то никогда и не будет вообще…

Заплакал я тогда…