Алексей Курганов

Закусывайте, граждане! (пропагандистская миниатюра)

Мой товарищ, Зуев Васёк, всё время боялся заболеть алкоголизмом и поэтому много и вкусно закусывал. Вот, например, идём мы в пивную, чтобы освежиться после вчерашнего, и Васёк обязательно к ста пятидесяти граммам и кружке пива  набирает себе в закуску бутерброд с селёдкой, куренка жареного, салат пачку сока и ещё просит буфетчицу ему в микроволновке беляш разогреть.

Сдурел, что ли, говорим ему. Набрал чисто на свадьбу.

Зато алкоголизмом не заболею, отвечает Васёк. Себя беречь надо. Сам себя не побережёшь – на хрен ты кому и сдался проявлять к тебе участие.

Вроде бы всё правильно говорит. На злобу дня и торжество справедливости. Может, у него поэтому и морда такая круглая, что блюдёт себя, любимого.

А тут я его как-то дней пять не видел. И иду по улице, смотрю: сосед чапает, Лукашка.

Здоров, говорю, Лукашка. Чего-то я Ваську пять дней  дня не вижу. В две смены, что ли, пашет?

Какие смены, взмахнул рукой Лукашка. В больнице лежит.

Я так и ахнул. Опять в наркологии, что ли?

Не, замотал головой Лукашка. В хирургии. Тридцать пятая палата. Грыжу ему соперировали. Вроде удачно. Во всяком случае, не скончался прямо на операционном столе. И на том спасибо эскулапам. Могут же, когда хотят.

Тогда, думаю, надо навестить друга. Облегчить ему своим визитом неимоверные послеоперационные страдания. Зашёл в магазин, взял пряников, мандаринов, курицу варёную, поллитру…

Пришёл в тридцать пятую палату, смотрю – лежит. Морда скучная оно и понятно: не в цирке находится – в палате больничной. Меня увидел — обрадовался! Здорово, говорит. А я уж думал – не придёшь. Садись вот тут, на табуретку.

Ну присел я, достаю из сумки пряники, мандарины… Не-не, говорит он. Мне пока нельзя такой грубой пищи. Швы могут разойтитсыть. Так что сам кушай.

А выпить, спрашиваю.

Выпить не возбраняется, слышу в ответ. Выпить это само собой. От выпивки, наоборот, швы укрепляются и укрепляется неистребимое желание жить.

А как же с закуской быть, спрашиваю снова. Ты же всегда обильно закусываешь. Отгрызи хоть курицы бок. Хоть гузочку.

Сейчас не тот случай, отвечает. Это когда я был совершенно здоровый, то обильно закусывал. А сейчас, поскольку больной, то делаю исключение из правил. Ты одну политру-то принёс? Вторую не догадался?

Вот такой распрекрасный человек этот Васёк. Гордость всей нашей улицы и своего заводского коллектива. И в наркологии всего два раза лежал. Это не страшно. Другие чаще туда попадают, а почему? Правильно: потому что к закуске относятся совершенно легкомысленно. Не берегут себя, любимых.