«Вы теперь здесь всегда будете сидеть. И ничего у вас не будет. А мы – там жить будем…»

1956
Михаил Авдуевский поделился

Кирилл Полтевский:
Один мой старинный знакомый — большой чиновник в русской оборонной отрасли. Как-то сидим, выпиваем. Я пиво пью, как всегда. А он попросил себе кальвадос и мне предлагает. Я говорю, что не пью это, т.к. не знаю, что это такое. Вот тут он и говорит, что это французский напиток, вроде водки, из яблок. Ну, и я себе взял. Кальвадоса. Выпили.

Тут он и говорит мне: «Франция – та страна, где я хотел бы жить!» Слово за слово, выясняется, что он там уже и квартиру купил.

Тут я и говорю ему: «А зачем? Работа у Вас – чувствительная. Лет Вам уже много. По-французски Вы не говорите. Да и по-английски тоже. Зачем менять это на то?»

И тут его понесло: «Ты, и вообще, такие как ты, те, кто долго жил за границей, приехали учить тут нас, чтобы у нас было, как там. А на самом деле, вы теперь здесь всегда будете сидеть. И ничего у вас не будет. А мы – там жить будем. Вместо вас!»

Ну, что тут скажешь? Всё верно. И всё же мне было не по себе.

Мы работали когда-то долго с ним вместе. А теперь, я безработный. А он – всё так же, на большой должности. Но ведь когда-то мы хорошо вместе работали и были друзьями. А вот, оказывается, там была такая злоба и обида. За то, что я, давным-давно, в перестроечной юности, в Америку поехал. Не по заданию, а просто так, потому, что границы открылись. А потом домой вернулся.

Вроде мы с ним и не ровесники. Но вот у него в юности этого не было. А вы, друзья, всё спрашиваете, почему наши чиновники всё о выборах во Франции заботятся. Так вот, ясно почему, потому, что жить там хотят. И жить – свободно, сами, а не как всю жизнь прожили, по согласованию.