«Вы, Алексей, водку пьёте?»

1233

Алексей Курганов

Колоритнейшая личность (миниатюра)

С Леонтием Петровичем Покобатько я познакомился в 201… году, в популярном распивочном заведении «Ермак», что располагалось и до сих пор располагается  на задах бывшего рынка на улице Зелёная.

— Колоритнейшая личность, — объяснил мне Витя Куплетов, который, собственно, нас и познакомил. – Капитан третьего ранга в отставке. Пять автономных плаваний к понятно каким берегам.

— Подводник, что ли? – догадался я.

— Ну! – подтвердил мою догадку Витя. — С него романы можно писать! Леонтий Петрович! – громко сказал он в глубину распивочного зала. Из-за третьего столика справа нам призывно махнули рукой. Рука по размерам была похожа на ласту тюленя.

— Прошу знакомиться. Леонтий Петрович, мой давний товарищ,  – сказал Витя. – А это Алексей. Тоже давний.

— Широко живёшь, — скупо похвалил его Леонтий Петрович. – Масса друзей. Вы, Алексей, водку пьёте?

С тех пор мы встречались здесь, в «Ермаке» если не регулярно, то уж не реже раза в месяц. Витя не обманул:  Леонтий Петрович оказался на редкость интересным человеком. Родился на Тамбовщине, окончил Ленинградское (тогда ещё Ленинградское) военно-морское училище. Служил на Северном флоте, все двадцать пять лет, и все двадцать пять – на атомных подводных лодках. Говорил, что несколько раз разглядывал в перископ город Нью-Йорк и его окрестности.

— Сейчас служить идти не хотят, — жаловался он мне. – При Советской власти шли тоже без особой охоты, а сейчас вообще караул. Вопрос: а кто Родину-мать будет защищать? Я один! Да на х… она мне нужна!

Оригинальности и в то же время категоричности его суждений можно было позавидовать. Так мог рассуждать только полностью уверенный в себе человек.

— У нас в училище был старшина, — рассказ он, когда речь зашла о спорте. — Так вот, когда зимой 198… года, в двадцатиградусный мороз наша  рота прошла двадцатикилометровый марш-бросок и поморозила себе щёки и яйца, он сказал: «Если бы  от спорта была хоть какая польза, то его выдумали бы не греки, а евреи». Выдающийся был человек! Трёхлитровую банку пива высасывал на одном дыхании!

Впрочем, разговоры наши военной или спортивной  тематикой не ограничивались. Разговаривали и на более приземлённые темы.

— Ты пойми, — и он наклонялся ближе. — Мне ничего не надо. Почему? Объясняю. Квартира у меня есть? Есть. «Жигули» девятой модели есть? Есть.  «Фазенда», восемь соток, тоже есть. И пенсия — тридцать две с копейками. Вопрос: на х… (далее – матерное слово)… мне работать? Чего мы, на мою пенсию с моей бабкой не проживём?

Я кивал, соглашаясь. Действительно, на такую пенсию можно прожить. Можно даже регулярно нырять сюда, в  «Ермак». Пенсия позволяет.

Ко всем своим несомненным достоинствам Леонтий Петрович ещё и неплохо пел. Там, в «Ермаке», он исполнял в микрофон русские народные песни под караоке, и посетители, особенно из постоянных, не раз вызывали его на бис. Причём вызывали совершенно искренно, без  насмешек.

А  летом 2016 года Леонтий Петрович умер. Похоронили его скромно, но с достоинством, на новом городском кладбище. На поминках было сказано много тёплых и, может даже, искренних слов. Поминали в «Ермаке», и это было глубоко символично, хотя многие пришедшие почтить память, об этом не догадывались. Кстати, среди пришедших проводить Леонтия Петровича в последний путь было немало постоянных посетителей этого уважаемого заведения, что ещё раз подтвердило его культурный уровень и популярность среди народных масс.