Дмитрий Гранкин со Львом Новожёновым

 Лев Новожёнов

КРАТКИЙ КУРС ИСТОРИИ
———-
И вот я, старый пожилой еврей, должен отвечать туда, на Украину, что к захвату Судет Россия не имела никакого отношения. Это всё сука Чемберлен. При том, что я сам историю мучительно плохо знаю и едва запоминаю. А что делать? На мне лежит великая просветительская миссия. Интересно, по каким учебникам их сейчас там учат.

НЕКРОПОЛЬ
——-
Я стараюсь никого не отправлять в бан. И это почти не зависит от моих симпатий или антипатий. Делаю это в качестве виртуальных жертвоприношений, чтобы умилостивить богов интернета: чтобы вай-фай не падал, чтобы провайдер не болел, чтобы его семейство было здорово, чтобы в будущем купить мне очередной макинтош. И тем не менее, собралось у меня целое сельское кладбище. Иногда я брожу среди могил: этот всё пускал пузыри, этот обзывал меня старым пидарасом, этот скакал: москаляку на гиляку, у этого оградка покосилась, а у этого надпись на плите стёрлась и некому подновить. Зрелище внушает мне возвышенные мысли и хочется сделать что-нибудь хорошее, как, например, вернуться во вчерашний ресторан и додать швейцару на чай, потому что вчерашних ста рублей было, кажется, очень мало. А так я редко кого отправляю в бан. Пишите, друзья, пишите, я вам всем очень рад.

ИЗБРАННЫЕ МЕСТА ИЗ ПЕРЕПИСКИ С ЧИТАТЕЛЯМИ
———
Мне один человек всё время пишет, как я понимаю, из Украины, что он свободен, а я — нет. Зовут его Николай Волга. Не уверен, что это его настоящая фамилия. Других сведений о нём никаких нет. Шифруется. Пишет и пишет. Ну, он свободен, а я тут причём? Видно, его свобода его как-то тяготит. Может быть, он хочет, чтобы его связали. Но я ничем не могу помочь. Не могу! Я же далеко. И потом слишком стар для такого рода утех. Может быть, вы, граждане, кто там поблизости.!

Я уже давно хотел высказаться о свободе, — , слове, которым постоянно злоупотребляют, как правило, по делу и не по делу, так же, как словом жопа, и даже много раз пытался, но лучше, чем это, которое внизу, у меня не получается.
ЦИТАТЫ
——
«Не дорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова.
Я не ропщу о том, что отказали боги
Мне в сладкой участи оспаривать налоги
Или мешать царям с друг другом воевать.

И мало горя мне, свободна ли печать
Морочит олухов
Иль чуткая цензура
В журнальных замыслах стесняет балагура.
Всё это, видите ль, слова, слова, слова»

Пушкин. «Из Пиндемонти»

ПАМЯТИ ДИМОНА
————
Сегодня собрались во упокой Димона, так его называли ближние. Сорок дней. Димон был мужем Светы, моего редактора на протяжение многих лет, с которой мы совершили немало славных дел. Без преувеличения мы стали родными людьми. Димон излучал необыкновенное обаяние. Очень милый, скромный. На поминки приехали китайцы. Димон был переводчиком с китайского. Для меня, не знающего никакого языка, Димон был олицетворением чего-то сверхъестественного. И вдруг на поминках я узнал от его друзей, что он знал ещё четыре языка. 51 год. А мы, дурачье, живём и живём. Дорогая Света, горюем вместе с тобой! Очень грустно.

СНЕГ, СОСУЛЬКИ, ДЕ НИРО И ЗАХАР ПРИЛЕПИН
———-
Вчера были рабочие, измеряли столешницу на кухне. Марина потом мне сказала, что один из рабочих сказал, что этот мужчина, то есть я, похож на какого-то киноактёра. Марина сказала, что на Де Ниро. Рабочий согласился, что на Де Ниро. А что тут удивляться, если и Фабрицио говорит, что я похож на итальянца. Теперь Марина называет меня Бобби. Я ещё не привык и не всегда откликаюсь.
Посёлок совершенно пустынный, хозяева разъехались в поисках сокровищ. В домах живут одни рабочие, в основном из Молдавии и Украины. Снег, сосульки… Одна из сосулек, особенно красивая, была похожа на коровье вымя. Вспомнил счастливое детское ощущение, когда разгрызаешь сосульку.
Вчера одна из френдесс из Стокгольма написала, будто слышала по радио, что Ганнопольский обещал пристрелить Прилепина. Ночью мне снился Ганнопольский, в камуфляже, всё лицо в боевой раскраске, с пистолетом… Марина говорит, что во сне я так смеялся, что даже и не храпел.
Некоторые тут меня спросят, а где здесь вообще связь? Да никакой!

ТЕККЕРЕЙ (1811-1863)
———-
Третий месяц читаю Теккерея, никак не дочитаю. Постоянно что-то отвлекает: то у кого-то день рождения, то Георгий Шоевич позовёт, то кино смотришь. Мешает так же, что очень буквы маленькие. Мы с Мариной купили Теккерея ещё в Домодедове, когда улетали. Сначала Марина прочла, теперь я взялся. Пишет он хорошо. Не могу сказать, что книга только для умных: не могли же только одни умные читать Теккерея подряд более 150 лет. На свете столько умных не сыщется. Теккерей родился в Калькутте (Индия), где служили его отец и дед. Они тоже были оккупантами.
Что ещё хотел я сказать? В последнее время Марина стала почему-то покупать кофе в зёрнах вместо молотого. Приходится молоть на кофемолке. Давно неиспытанные ощущения. Какие-то смутные воспоминания поднимаются. Меня спросят, какая здесь вообще связь между тем и этим? Просто я не знал, где это написать и решил написать здесь.

МОЙ ДЕДУШКА — ОККУПАНТ
———
Сначала он оккупировал мою бабушку, в результате чего родился мой отец и вследствие я с моим братом. Потом он оккупировал Восточную Пруссию в составе 2-го Белорусского фронта. Теперь он оккупирует скромное место на Хованском кладбище.

ЧТО ПРАВДА, ТО ПРАВДА
——
Переоценка собственной личности у меня, конечно, есть. Сегодня вот, например, надел своё самое плохое пальто, а люди всё равно бросаются, узнают, спрашивают, что нам делать, Лев Юрич, как нам жизнь улучшить в том же Санкт-Петербурге? А я в это время, как обычно, про говно думаю. И я им говорю: «Не бойтесь, люди! Чехия нам поможет!» И люди, уже успокоенные, идут пить вино.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks