В Москве очень редко бывает, что люди общаются друг с другом просто так, без всякой цели. Обязательно должен быть повод. Существуют какие-то взаимные ожидания, так как, если у одной из сторон ожидания отсутствуют, то общения не получится. Вторая сторона, скорее всего, найдет причину, чтобы не встречаться.( Гастарбайтер-гастробайтер)

 

Интермедия.

Сцена N1.(Здесь и далее жирным шрифтом выделена визуализация).

Тверская вечером, под красивую лаундж- музыку.

Сцена N2

Метро изнутри, как огромный организм, двигающийся в ускоренном темпе, прерывающийся репликами героев, разговаривающих по мобильнику, темп движения не замедляется, только говорящий выпадает на время из всеобщего движения.

Сцена N3

Картинка грязной квартиры и сумасшедшей бабули, которая мечется по комнате и потом застывает перед телевизором.

Далее.

Два молодых человека спят на одном диване и давешняя бабуля, спящая на полу рядом.

Сцена N4

Семья пьет чай на кухне, глава семьи разговаривает по стационарному телефону.

Сцена N5

Полный парень в очках сидит в кофе-хауз, разговаривает по телефону и успевает при этом фотографировать официанток. Он выглядит вполне преуспевающим..

СценаN6

Толпа симпатичных, хорошо, по осенней моде, одетых девушек в центре зала на «Пушкинской». Все они разговаривают по телефону. Камера выделяет одну блондинку. Сначала ее голова с мобильником крупным планом, девушка произносит фразу: «Как ты себе это представляешь? А что я скажу Паше?». Потом она видна полностью, одежда на ней из какого-нибудь бутика. Затем появляются молодые люди в серых одинаковых английских пальто с цветами. Девушки с ними целуются. Интершум — женский гомон.

Сцена N7

Деревня, собачий лай, домик с покосившимся заборомПотом резкий переход на человека с протянутой рукой в метро.

Сцена N8

Нелепо одетая старуха носится по метро «Белорусская» дико завывает, и, цепляясь всем за одежду, предвещает скорый конец света. Люди испуганно разбегаются от нее. Два милиционера поднимаются по эскалатору, стараясь не заметить старуху.

Действие.

Однажды, сидя в каком-то известном тебе клубе и выпивая на последние деньги абсент, вдруг видишь старую знакомую, симпатичную журналистку, работающую, между прочим, в «Коммерсанте». Удивленно смотришь на нее не совсем трезвым, но восторженным взглядом, ибо понимаешь, что, следуя намеченному маршруту между столиков, направляется она именно к тебе. Это поистине удивительно! Что потребовалось этой успешной стерве от такого неудачника? Не может быть! Она говорит: «Слушай, ты не хочешь зайти к нам с мужем в гости? Мы вечеринку дома устраиваем». Ты в шоке. С готовностью достаешь ручку и думаешь: «Они практикуют группен-секс? Или почему она меня зовет?» Выясняется, что Людочка пригласила к себе домой какую-то известную учительницу, читающую лекции о том, как правильно очищать организм. Оказывается, годам к 20 у каждого человека в организме заводятся черви. Вот уж никогда бы не подумал. Хотя какое это имеет значение? Картина вечера обрисовалась. Несколько московских полудурков из среднего класса, которых разводят на неплохие деньги, чтобы червей выводить. Это мне не подходит. «Извини Люда, но я не интересуюсь системами очищения организма. Просто так бы зашел к тебе в гости». Она удивленно смотрит на меня. Потом пытается еще что-то рассказать об этой безумно интересной системе, но натыкается на мое непонимание и уходит. При этом: «Очень рада была нашей встрече! Ты и, правда, звони если что». Вот так и общаемся.

Вечер начинает надоедать. Абсент действует отупляюще-нежно. Он обволакивает угасающее сознание, забирая с собой и все дневные страхи.

Сон

Видна длинная дорога к деревянному двухэтажному дому. Вдоль дороги лес с обеих сторон. Лес окутывает туман. Слышны только крики ночных птиц и иногда ветер перебирает ветки деревьев. Вся картина наблюдается сверху, как панорама. Камера движется от начала дороги к дому. Потом крупный план всей местности, застывает, как фотография и начинает медленно истлевать. Полная темнота. Из темноты резко возникает оскаленная кошачья морда, бьющая лапой вперед на наблюдателя. Лапа кажется огромной. Во время этого движения слышен истошный «мяв».

 

Пробуждение.

— Молодой человек. Молодой человек, просыпайтесь! Здесь нельзя спать! ВставайСлышишь?! Хорош тут спать, это тебе не ночлежка!

Охранник трясет за плечо спящего человека, громко звучит хаус-музыка. На первом этаже клуба виден играющий Джедай и танцующие клубные персонажи. Их очень много, танцпол переполнен.

— Отстань от меня! Я танцевать сейчас пойду.

Дальше действие перемещается вниз. Камера выхватывает, периодически возникающие, во вспышках строба лица танцующих. Похоже, что в клубе Хеллоуин, все танцоры в тематических костюмах изображающих нечисть.

Сплошные ведьмы, оборотни и вурдалаки. Наверняка здесь затесались и эти психи из «дозоров». Музыка как-то не катит. Хочется жесткого текно. Например, в исполнении Ухо или Лены Поповой. После абсента голова неясная. Протискиваюсь к выходу мимо бочкообразных охранников и оказываюсь в ночи. Два не попавших в клуб гея целуются у входа. Меня они даже не замечают.

Из-за поворота из переулка в ночном мерцании любвеобильного города навстречу ветру несгибаемому где днем толпа идет народа а сейчас просто машины едут незнамо куда освещая парню деревенскому дорогу ночную в пути неистинном сквозь ветры злые да московския перескакивая с ноги на ногу одевая пальтецо на ходу вспоминая Серегу Есенина загубившего жизнь в начале века прошлого и куда ж ты ведешь меня дорожка незабвенная выпрыгивая мерзлыми человеками из кабаков пьяными да разудалыми компаниями и сердце в зимней стуже стучит на два десятка ударов быстрее остановись авто не дай замерзнуть…

 

Сцена N9.

Черный таксист на четверке подвозит до Чистых прудов.

-Что баба от тибэ ушла? Ну и хуй с нэй! Другая надешь, не хужэ этай будит. Я тибэ гаварю.

Далее кафе с книжным магазином, но не ОГИ. Играет блюз в исполнении молодых разъебаев. Девушка певица из музыкального училища с дредами завывает вместе с чернокожим. Помещение в дыму.

-Ну, привет!

-Привет! А ты кто?

-Да, в общем-то, никто. Табачком не богат?

-Угощайся.

-Что-то смотрю я, тебе совсем плохо? Угадал?

-Догадливый ты. Откель родом сам?

-С Иркутска я.

-О, хороший город.

-Совет дать могу.

-Давай.

— Если ночевать негде приходи по этому адресу, у нас народу много и тебя примем.

Написал адрес на салфетке.  

           И растворился в говорливой звенящей блюзом толпе.

 

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks