Вот тогда они и заголосят в очередной раз: «Какую страну просрали…»

23 июня, 2022 9:49 дп

Альфред Кох

Альфред Кох:

Сто девятнадцатый день войны ничем выдающимся не запомнился. Вся та же отчаянная драка в Северодонецке и вокруг, все те же бомбежки Харькова, и все те же попытки ВСУ организовать наступление на Херсон.
Но сегодня 22 июня. И невозможно обойти вниманием это событие. Восемьдесят один год назад гитлеровская Германия напала на Советский Союз.
Сейчас только ленивый не проводит аналогии между Великой Отечественной Войной и нынешней «спецоперацией». Конечно есть между двумя этими войнами много общего. Например, террор на оккупированных агрессором территориях или попытки агрессора объявить начатую им войну превентивным ударом.
Очень много совпадений и в идеологии «Русского мира» и «Третьего Рейха», «спасение соотечественников, находившихся под гнетом…» и т.д. «Нас вынудили», «мир был глух к нашим призывам», «у нас не осталось выбора», «безопасность государства была под угрозой» и т.д. Совпадения, порой, почти текстуальные.
Так же важным элементом в обоих случаях была поддержка Западом жертвы агрессии. И тогда и сейчас возникли коалиции, которые, в конечном итоге, в первом случае, нанесли поражение агрессору, и во втором случае, скорее всего, его тоже ему нанесут.
Можно еще долго обсуждать, чем похожи эти две войны. Однако, мне кажется, что важнее отметить то, чем они отличаются.
Первое, что бросается в глаза, так это «малолюдность» последней войны по сравнению с первой. Тогда в боевых действиях участвовали огромные армии по 7 — 15 миллионов человек. Сейчас же в войну вовлечены в разное время от 100 до 250 тысяч человек с каждой стороны. Это огромная разница.
И, поскольку воюет сравнительно небольшое число солдат, то, соответственно, и потери, при всей их трагичности, тоже небольшие относительно общей численности населения. А это значит, что «война не пришла в каждый дом». И скорее всего — не придет.
Это особенно ярко видно на примере России, поскольку ее население в 3,5 раза больше украинского и, следовательно, трагедия войны почти не доходит до основной массы граждан. Они смотрят на нее как на некий спортивный репортаж и их эмоциональная вовлеченность находится на уровне «боления» за свою сборную на Олимпиаде.
Украинская сторона утверждает, что Россия потеряла уже около 35 тыс, солдат. Пусть будет так. Приведу несколько цифр. В 2021 году в России произошло 133 тысячи автомобильных аварий с пострадавшими. В них погибло почти 15 тысяч человек и ещё порядка 168 тысяч пострадало.
Если учесть, что, в отличии от ДТП, в боевых действиях соотношение убитых и раненных 1:3 или 1:4, то, значит, общее количество пострадавших (убитых и раненных) в этой войне меньше, чем в ДТП в 2021 году.
Приведу другой пример: в Украине от ковида умерло больше 100 тыс. человек. (В России — полмиллиона только в прошлом году). И даже такой размах потерь не привел к тому, что народ как-то серьезно мобилизовался на борьбу с пандемией. В основном, люди скептически относились к усилиям властей и выполняли установленные правила без энтузиазма.
Таким образом, «малочисленность» этой войны с одной стороны, конечно, хорошо: погибает меньше солдат. Но с другой стороны, это обстоятельство не помогает мотивировать нацию на лишения и героизм.
В силу того, что Украина меньше России и война идет на ее территории, а, следовательно, гибнут мирные жители и разрушаются города и села, то готовность к войне и жертвам у украинцев значительно выше, чем у россиян.
Что, как не цинично это звучит, дает Украине некоторое преимущество потому, что мобилизованные и мотивированные 40 миллионов сильнее, чем расслабленные и апатичные 140.
Количество людей реально вовлеченных (физически и интеллектуально) в эту войну в России возможно даже меньше 40 миллионов. Всеми остальными россиянами в этом конкретном анализе можно пренебречь, поскольку для этой войны их как бы не существует. А значит, как я уже писал, Украина воюет с маленькой страной. Во всяком случае, значительно меньше той, какой она выглядит на первый взгляд.
И, значит, задача украинской пропаганды должна состоять в убаюкивании российского общественного мнения. В выведении войны на периферию их сознания. А отнюдь не к призывам одуматься и посмотреть на те зверства, которые творит их армия.
Проснувшись, они все равно в массе своей не будут за Украину. Они найдут тысячи причин, почему нужно быть за «наших». И все, даже самые правдивые свидетельства, объявят вражеской пропагандой.
Поэтому пусть лучше спят. Не буди лихо, пока оно тихо. Мы им потом, после нашей победы, расскажем, что они проспали. Вот тогда они и заголосят в очередной раз: «Какую страну просрали…»
Малочисленность этой войны невольно ставит ребром и второй вопрос: «А можно ли вообще решить задачу такими небольшими силами?» Это, разумеется касается, прежде всего, России.
Можно ли эффективно наступать армией в 200 тыс. штыков на фронте в 3000 км? Какая часть этой армии должна оставаться в гарнизонах на оккупированной территории, а какая ее часть — продолжать воевать на передовой по мере продвижения армии вглубь чужой территории? Хватит ли этой армии для выполнения боевых задач после того, как она оккупирует, допустим, 50% территории противника?
Украина и здесь имеет преимущество: ей, по мере освобождения своей территории от врага, не нужно ее оккупировать и расставлять по городам и весям оккупационные гарнизоны.
Более того, наевшиеся досыта «русским миром» граждане освобожденных территорий вольются в ВСУ, и по мере продвижения на восток, украинская армия будет становится лишь сильнее.
Хотя вопрос о наступлении малой численностью на широком фронте рано или поздно будет актуален и для ВСУ. И, возможно, раньше, чем мы все думаем. И на него надо как-то внятно ответить.
Но в целом, подводя итог моему сравнению этих двух войн, я могу сказать, что они очень похожи друг на друга с точки зрения риторики и причин возникновения. Но с точки зрения самого хода военных действий и чисто военной аспектов — это абсолютно разные войны.
И это опять дает преимущество ВСУ, поскольку российская армия воюет по старым лекалам, по учебникам Второй мировой войны. Это не так просто — искоренить дух сталинской (и даже еще троцкистской) армии. Он ведь сидит глубоко. В уставах, в методах обучения солдат, в обычаях планирования военных операций и т.д.
ВСУ же армия, построенная за последние восемь лет практически с нуля. В том числе, и с помощью западных советников. Ведь армия, проигравшая войну в Донбассе в 2014 — 15 годах была практически полностью перелицована. И, насколько я могу судить, весь дух «савецкой» армии из ВСУ выбит как пыль из ковра.
Аналогичная война случилась в прошлом году между Азербайджаном и Нагорным Карабахом (фактически — Арменией). Там тоже традиционной советской армии Армении противостояла совершенно новая и современная армия Азербайджана. Результат вы знаете.
Таким образом, приведенный выше анализ в меня лично вселяет оптимизм насчет перспектив этой войны. Конечно же путинское войско будет повержено. Тем более, что правда на стороне Украины.
А раз наше дело правое, то враг будет разбит и победа будет за нами.
Слава Украине!🇺🇦