«…вот этим пороть буду!»

Декабрь 15, 2015 9:27 дп

MayDay

Максим Цыганов:
Я издалека начну, чтобы понятней было, уж больно темя тонкая. Вот помню в далеком детстве, когда печаль пришла в наш дом и мать с мокрыми глазами двигается по квартире нервно, отец перебирает в шкафу ремни и хмурится, я стою у окна, бабка наблюдает мизансцену из соседней комнаты в приоткрытую дверь. Отец замирает, резко захлопывает шкаф и опустившись на колени шарит под диваном, достает охотничий карабин и удовлетворенно распрямляется. Мать бросается к нему, бабка наоборот увеличивает дистанцию и сужает угол обзора. Не смей, кричит мать на отца! Чего не смей, удивляется отец, отстегивая от чехла карабина кожаный ремень расширяющийся к середине, вот этим пороть буду!

А что такое собственно говоря случилось, спросил я, как в прорубь бросился, ну подумаешь комиссия по делам несовершеннолетних, так ведь первая, а в колонию отправляют только после третьей! Ну это же очевидно, продолжал я, что после пережитого у меня появится ответственное отношение к жизни и энурез, хорошее поведение и лунатизм, я стану самым высокодуховным юродивым при разрушенном храме, я буду… Отец, достал баян и стал подбирать что-то жалостливое, бабка из своего угла подпевала: «Голуби летят на нашей зоной, Голубям нигде преграды нет…», мать швырнув полотенце на пол и закрыв лицо руками торопливо прошла в кухню. Комиссия прошла,родители сделали выводы, а я пробрел опыт, потом я еще раз приобрел опыт, но уже без комиссии и еще раз приобрел, что вообще, типа не при делах, а потом мне это надоело, я повзрослел и у меня появились другие интересы. Но опыт, даже пропить не удалось! Наши сыновья, увы, лишены дворового воспитания и реальной жизни не знают, не по закону, ни по понятиям. «Родилось рано наше поколение, Чужда чужбина нам и скучен дом, Расформированное поколение, Мы в одиночку к истине бредем.», они и этого не знают — ночных очередей за билетами в Ленком. Впрочем, сейчас не об этом! Сейчас о вранье. Или о лжи. Или о неправде, и прочих эпитетах сокрытия реальной картины происшедшего. Наверное это должно быть стыдно, но дворовое воспитание вырабатывало этот навык одним из первых, ну чтобы беспалева. Причем бабка, мудрая, хотя и безграмотная женщина, говорила родителям, что мол радуйтесь пока дитя возле вас косорезит, что неизбежный это процесс в жизни мальчика-юноши-мужчины, но кто-то в детстве через это проходит, а кого-то лет в тридцать накрывает, но все там будут это факт. Вот например сбил ты чужой самолет, ну в смысле мячом в соседское окно пробил мимо ворот, что делать? Ну вокруг понятно кипеш, вся ватага врассыпную и тебя ноги несут в переулок, но, как известно, первое чувство самое искреннее и самое неправильное, стой на месте, рассеяно озирайся и недоуменно восклицай — посаны, вы чё, вы куда, чё в футбол-то, в общем типа сам в непонятках и выбираешь версию между «шел мимо» и «стоял на воротах», дожидаешься когда выбежит терпила, слушаешь его крики и говоришь: «а-а, вон оно в чем дело, а все разбежались и ты мужик их уже не догонишь, иди в ЖЭК пока они на месте, пусть новое стекло вставляют». И всё, и никаких комментариев, версий, следственных экспериментов и сотрудничества с органами дознания — не видел, но осуждаю! Или к примеру, кто-то давно за тобой присматривает, собирает информацию, видео монтирует, бумажки сомнительные подтасовывает, а потом твоей даме сердца, зазнобушке ненаглядной швыряет к ногам, мол, смотри с кем связалась, а он вон чего! И всё ведь вроде как имеет место, каждый эпизод в отдельности ещё не залёт, но скомпоновано так, что должен сам выдернуть из трусов резинку, соорудить рогатку и застрелиться! Слабаки, начитавшиеся романов западных авторов,так порой и поступают или начинают вымаливать прощение, обещая по каждому эпизоду дать показания и своё типа честное имя отыметь ещё раз. Многословие, вот враг чоткого посана, достаточно сказать: «В ответ на ваше обращение хотел бы поделиться следующим соображениям, ибо представленная информация не произвела на меня сильного впечатления. Хочу заметить, что я не являюсь действующим лицом ни одного из его сюжетов. За сим разрешите откланяться!». Так, что мы имеем — тридцатьшесть слов, хотя нет, тридцатьпять, потому что «засим» пишется слитно! Многовато конечно, хотя некоторая вычурность повествования, присущая эпохе обязывает. Вот недавний пример, аналогичный случай, гордо поднятый подбородок, прямой взгляд, похожее начало, но одна тысяча девятьсот двадцатьшесть слов, Карл! Этот мальчик не играл во дворе в футбол, не экономил деньги на обедах в пользу кино про Зорро или цветы однокласснице, он не пробовал в восьмом классе портвейн на веранде детского сада, он врёт заметно. Ложь во спасение, наверное даже не себя, возможно даже по закону он не виноват, но… посаны не поймут такой многословности и не поверят. Короче! Как-то так.

Loading...