Евгений Шестаков.

Волосы на моей голове живут диаспорами: небольшая сзади, маленькие с боков, жалкая угнетенная сверху. Их мало, но до стрижки пинцетом пока еще далеко. И я хожу стричься к Юле. Которая родилась и выросла парикмахером, из-под ее рук я выхожу такой красотун, что все живое хочет меня в мужья.

Но Юли сегодня нет. Уехала в отпуск и бросила меня на какую-то покорную Лену с виноватым лицом и опущенными глазами. Все ее движения извинялись. Да, мой господин, мы оба охуеем от того, что я с вами сделаю. Да еще и за ваши деньги. Побейте меня сразу. Чтоб потом побить снова, а не убить совсем. Простите, что беспокою, наклоните, пожалуйста, голову, простите, что к вам обращаюсь, спасибо. Она стригла, ожидая молнии в челюсть. Я стригся, собираясь стать уродом на две недели.

Сто лет назад я, молодой бабуин истфака, так же сидел на стуле и ждал, когда мой друг-бабуин Константин меня дострижет. Кровельные ножницы в кривых руках делают чудеса. Когда я встал, все упали. А он раскланялся. Фокусник. Поднесли и уронили от смеха зеркало, но я успел глянуть. Печальный хитровыщипанный баран в очках и с пейсами на затылке.

Достригла, спрятала руки за спину, отошла. Надел очки, глянул. Печальный отлично подстриженный баран последетородного возраста. Для кого-то колено с глазами, но много и тех, кто ценит.

Спасибо, Лена. И не надо больше бояться. Ты не хуже Юля, чем Юля.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks