«Вишенка на этой навозной куче…»

2257

Новогоднее отрезвляющее
Перед Новым годом я заглянула в свое пенсионное дело, и потом потратила каникулы, разбираясь с тем, что мне светит уже в этом году. Ага, пенсия. Работала я вроде бы много, вроде бы долго, мне везло на правильных людей, так что я вроде бы прилично зарабатывала. Но пенсия у меня будет примерно такой же, как у поломойки в нашем подъезде. С той разницей, что за нее, чтоб не померла с тряпкой в руках, доплатит государство. А за меня оно не доплатит, потому что на пенсию я сама себе заработала, на все оставшиеся мне по закону 228 месяцев жизни.
За то время, что я работала, государство устроило пять дефолтов.
В результате каждого из них я теряла часть личных сбережений, в том числе из добавки к будущей пенсии. За это же время в стране пять раз ломали пенсионную систему. Это если по-крупному считать.
А вообще только за последнее время пенсионное законодательство меняли в 2009, 2011, 2012, 2013, 2014 и 2015 годах. То есть практически каждый год. Каждый год у сук чешутся руки. Поди накопи что-нибудь.
И вот результат.
Мне пришлось смотреть законы всех пяти недореформ из-за которых мой стаж и пенсия оказались разбиты на куски, каждый из которых надо высчитывать особым извращенным способом — то напрямую, то с коэффициентами, то с баллами и ещё с какой-то хренью с подстрочными индексами, которую нормальный человек не то что посчитать, прочитать не захочет.
Для начала выяснилось, что весь мой стаж, заработок и налоги до 1997 года не учтены вовсе. Потому что «сведения о заработке начали предоставляться работодателями в ПФР только с 1998 года». А до этого, с 1984 года, они, наверное, сразу в печку «предоставлялись». Или институт, где я работала — и, между прочим, получала более чем приличную по советским меркам зарплату, — не платил налогов?
Так или иначе, вместо 13 лет дореформенного стажа мне насчитали 5 лет и 1 день со смешной зарплатой (не отчислениями) в районе 5 тысяч в месяц. С какого бодуна в сведениях ПФР болтается этот 1 день – меня не спрашивайте. Мне также очень хотелось бы понять, как их шаловливые ручки пересчитали на современные деньги 42 млн руб., мой официальный доход за 1997 год (раз уж они начали с него считать). Хотелось бы понять, но не удалось. Методики подсчета на сайте ПФР нет, действующая инструкция об этом ничего не говорит. И понятно почему: этот бред кто-нибудь попытался бы оспорить.
Доход за следующие 2000-2001 годы ПФР считает отдельно. И снова без повышающих коэффициентов. И тоже не спрашивайте, почему и чья вина, и кто это придумал. ПФР молчит, инструкции тоже. Конечно, я полезла за официальными данными: только за 2000 год цены выросли на 20,2%, за 2001 год — еще на 18,6%. А вообще с августа 1998 года (после очередной девальвации) по 2018 год цены выросли в 13 раз. Учитывать всё это никто даже не собирается.
С 2002 года, после очередной пенсионной недореформы, у меня начал отрастать «расчетный пенсионный капитал». Рос он криво, как и стаж, потому что часть времени я работала по договорам. Официально, замечу, работала, то есть с полученных сумм платились налоги и делались отчисления в фонды. Как устроена такая работа, если заказчики постоянные, думаю, понятно: работа может длиться по нескольку месяцев, когда она закончена, разом подписываются договор и акты, заказчик перечисляет мне сумму по договору и тогда же делает отчисления в фонды.
Так вот ПФР считает, что вы работали ровно тот месяц, когда он, наконец, оттяпал своё от вашего заработка, ни днем больше.
Таким образом, по мнению ПФР, шесть книг я отредактировала за 3 дня. По-моему, это хрень собачья, а не учет для последующей пенсии, потому что договоры, например, с тем же издательством ПФР не запрашивал у меня никогда, а они есть, конечно. Короче, в итоге у ПФР получилось, что из следующих 12-ти лет, я работала чуть больше 10. Еще два года к потерянным ранее восьми годам стажа. Но стаж-то вроде был не нужен! Копить надо было «расчетный пенсионный капитал». Вы тоже поверили? Ну-ну.
Я никогда не получала пособие по безработице или по ходу за детьми-инвалидами, не воевала, не охраняла тюрьмы, не отбывала уголовное наказание с последующей реабилитацией и не сопровождала мужа-шпиона в заграничных командировках. Для всех этих категорий пенсионеров со временем ввели поправки в законодательство, наверняка оправданные. Во всяком случае, это время — тюрьмы, войны и праздной жизни при посольстве — теперь засчитывается в стаж. Если он больше 25 лет, пенсия вроде должна быть повыше. А может и не должна: все равно никто не знает, куда и когда завернет очередная пенсионная реформа.
В 2015 году закон поменяли снова. На этот раз вместо «капитала», ввели «индивидуальный пенсионный коэффициент». И ПФР пересчитал в коэффициенты «капитал», накопленный мною за предыдущие почему-то 13 лет 11 месяцев и все тот же с бодуна 1 день. Этот период, 13 лет, не совпадает, мать их, ни с чем! Если бы они считали с 2002 года, с момента, когда ввели «расчетный капитал», он должен быть порядка 10 лет; если они считали с 1997 года, с начала страховой реформы, — 17 лет. Где логика, откуда 13?!
Но я не понимаю не только этого. Стоимость одного пенсионного коэффициента равна 64,10 рублям «капитала» (т.е. «расчетный капитал» делится на эти 64 рубля). Так записано в постановлении правительства, которое начало действовать с января 2015 года. Откуда взялись эти 64 рубля 10 копеек? Не спрашивайте. Почему капитал делится, а не умножается с учетом инфляции? Не знаю. Почему эти 64 рубля отлили в граните, без перспективы пересчета по крайней мере до очередной идиотской полуреформы? Не понимаю. Наверное, реформаторы все же делали какие-то расчеты, использовав больше двух пальцев. Например, взяли за ориентир курс доллара на октябрь-ноябрь 2014 года. Медведев тогда постановление подписывал, может так ему понятнее было? ПФР не объясняет.
Наконец, еще одна необъяснимая вишенка на этой навозной куче — результаты инвестирования моих пенсионных накоплений. Будущих пенсионеров моего возраста сначала включили в программу софинансирования накопительной пенсии, потом из нее исключили, потом опять включили, но предложили заплатить сверх обязательных отчислений в ПФР, и так немаленьких. Потом мне просто надоело следить за их руками, и с тех пор у меня в государственной накопительной программе болтается какая-то мелочь, которой с 2004 года управляет государственная же ВЭБ УК.
За сим я торжественно объявляю результаты их инвестирования: за 12 лет сумма под управлением ВЭБ УК выросла в 2,5 раза. При росте номинального ВВП в 5 раз и обесценении нацвалюты более чем вдвое.
С таким же успехом, как ВЭБ УК, я могла бы инвестировать в доллары у себя под матрасом.
И было бы ещё лучше, начни я делать это пораньше, подальше и не отвлекаясь на обещанные реформы. Вместо этого последние 25 лет я наблюдала за тем, как люди, которые по сей день представляют государство, играют со мной и друг с другом в напёрстки и попутно дербанят это самое государство, и вывозят надербаненое самолётами, и платила им налоги, чтобы дали спать спокойно на матрасе, набитом совсем не долларами.
Я отработала в общей сложности 35 лет, мне менять что-то поздно. А вы, пока не на пенсии, думайте, кому и куда пристраиваете свои кровные.
N.B.: У тех, кто родился после 1966 года, пенсионная система чуть другая. Но совет один для всех.
С Новым годом, друзья! Пусть он будет хоть чуточку лучше для всех нас.