11698638_962397557144618_815886985282232530_n

Самвел Аветисян

СОКРОВЕННОЕ: ШЕСТЬ ТЕЗИСОВ О РУССКОМ ВИНЕ

(на фото: лишь часть винной карты крымского ресторана «Остров Крым»)отсюда

1. Я хочу, чтобы в России пили русское вино, как в Италии пьют итальянское, в Грузии — грузинское, а во Франции – исключительно французское. Это реально: за 15 лет у нас возник целый винодельческий кластер на Кубани и на Дону. Благодаря возвращению Крыма появился шанс возрождения крымского виноделия. Я уверен, что и Крым через 15-20 лет станет удивлять и восхищать искренними винами. Хотя уже сейчас есть 2-3 хозяйства, чьи вина достойны сравнения с лучшими европейскими образцами.

2. Пока наше виноделие робкое, скромное, нишевое – для ресторанов, гостиниц и погребков, для редких ценителей и знатоков, а не для широких масс. Впрочем, есть уже вина, которые «не грех выпить» и которые можно купить в некоторых розничных сетях — супермаркетах и гипермаркетах. Это вина от Ведерникова, Леокадия, Гайкодзор, Дивноморское, Абрау-Дюрсо. Особенно преуспело последнее хозяйство, принадлежащее Борису Титову, имеющему собственную сеть фирменных магазинов. Большие перспективы я связываю с компанией Alma Valley, чей завод построен по последнему слову энологической науки. Завод, расположенный в селении Вилино, что между Севастополем и Саками, вскоре удивит массовый рынок достойными и при этом доступными винами. Гендиректором там, кстати, работает Андрей Григорьев, в прошлом журналист, а его замом — самый авторитетный винный эксперт Игорь Сердюк.

3. Узкое место на отечественном рынке вина, помимо дороговизн комплектующих (пробка, стекло, укупорка — все импортное), это сбыт. Маленьким винодельням в сети так просто не зайти: надо обеспечить стабильно большие объемы поставок, иметь дополнительные маркетинговые и прочие бюджеты. Но, думаю, скоро ситуация изменится и розница обратит внимание на честных виноделов, ибо невозможно будет игнорировать потребительский спрос на российское вино. В обозримое время культура потребления вина вырастет до уровня, когда наш потребитель будет преимущественно пить отечественное, как делает его европейский или грузинский визави.

4. Что же касается конкретных вин конкретных марок, то в Крыму, на Кубани и на Дону есть уже хозяйства и виноделы, которые заслуживают упоминания: Олег Репин и хозяйство Сатира, где он работает энологом, Павел Швец и его винодельня UPPA winery, Ведерников, Леокадия, Шато ле Гранд Восток, Гайкодзор, Гостагай, Дивноморское, Вилла Виктория, Раевское и др. Со многими из них работали легендарные экологи-консультанты — Эмиль Пейно, Патрик Леон, Ален Дюга. А вот швейцарец Рене Бурное и вовсе женат на русской и делает замечательные вина под маркой Lublu, которые поставляет в швейцарские альпийские гостиницы и шалун, восхищая русских туристов кириллицей на этикетке.

5. «Давай попробуем пино нуар Дивноморское от Титова» – говорит мне Самвел (мы разговаривали в винном баре «Хлеб и Вино» на Патриарших). Выпили бутылку. «Элегантное, но все еще робкое вино, которое со временем, уверен, станет «воспитаннее, образованнее», вино достаточно кислотное, а значит имеет потенциал взросления. Его можно сопоставить с базовыми бургундскими винами, и ему бы быть подешевле, чтобы конкурировать с бургунью»

6. Нужна национальная программа виноделия, и первый, наверное, самый важный шаг уже сделан: вино теперь подпадает под регулирование не как алкоголь, а как сельхозпродукция. Надо идти дальше: из 1 млрд. бутылок, которые мы выпиваем в год, вином можно считать только 200 млн., а остальные 800 – бурда, слив, пойло…

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks