«Ведь она атаман Московского войска, почётный командир Дикой дивизии Центрального округа…»

5 апреля, 2021 5:01 пп

Валерий Зеленогорский

Игорь Бродский поделился
Валерий Зеленогорский:
Ада Гарьевна и все, все, все. Эпизод — 2.

К вечеру запахло грозой, по радио передали, что евро и доллар в очередной раз поимели рубль, одномоментно и в извращенной форме.
Надо все перепрятывать в николаевские золотые десятки, — меланхолически заметила Ада и стала звонить в Амстердам своему Хаиму.
У ворот зацокали копыта, это Ливщиц прискакал, поняла Ада, припекло голубчику, допрыгался.
Лившиц был атаманом сотни куреня «Динамо-Аэропорт», они традиционно держали на своей земле все шаурмичные, куры-гриль, билеты на футбол на московское дерби, «Газели» на Тимирязевскую и Академическую, радиостанцию «Серебряный дождь», теннисный клуб «Петровский парк» и кое-что по мелочи на «Петровско-Разумовской».
Штаб у них был в «Хинкальной» рядом с велосипедной базой, там они ели форшмак, пили горилку и хлестали задержанных плетьми за срыв подачи дани на казацкое дело.
Там же они тренировались на симуляторах по рубке лозы и скакали на виртуальных конях. В сотне было сорок сабель, тридцать пик, остальные носили Стечкины и Калашниковы.
Все случилось в один день, когда объявили чемпионат мира по футболу, ханты и манси порушили все ларьки, убрали стоянку «Газелей», штаб тоже пропал от реконструкции стадиона, ВТБ-Арена поглотила его и казаки стали бедными и бездомными, а кругом одни велодорожки, а с велосипедистов ничего не получишь, один пшик.
Закручинился Лившиц, загрустили казаки, нечего было им нести для деток в казацкие хаты, никакого цимеса не стало вокруг, только пыль и бульдозеры…
Надо ехать к Аде, решили казаки, ведь она атаман Московского войска, почетный командир Дикой дивизии Центрального округа, ее еще Лужков короновал.
Спрыгнул Лившиц с коня, перекрестился на домовой храм и пошел на поклон к Аде, Гарик коня увел, а Васо на телефоне песню включил «Скажи мне правду атаман», грозно зыркнул на него Лившиц, не любил он эти басурманские шуточки…
Когда он снял шапку на крыльце, зазвонили колокола, по ком звонит колокол, подумал Лившиц и понял, он звонит по тебе. Он учился когда-то в областном педе и классику знал, он пригладил свои черные, как смоль, кудри и вошел в светелку, и услышал голос Ады из тьмы: «Ну что, Мойша! Помогли тебе твои ляхи!?»
Продолжение следует…