вечная оттепель

580
Умер Оскар Рабин.

Хороший художник, достойный человек, долгая жизнь.
Скорбь в данном случае не уместна: Рабин прожил очень долгую жизнь, сделал все, что ему было назначено.

Рабин — художник оттепели и первых надежд на перемены;
он — и основанная им Лианозовская школа — стал воплощением того, хрущёвского обновления и той, не очень глубокой, но искренней критики; он скорее, лирический живописец, даже пейзажист, нежели социальный критик. Но такова и была хрущевская оттепель — пейзажная.

С тех пор этаких надежд на обновление общества было как минимум пять.
1) Была брежневская недолгая оттепель — Брежнев сменил самодура Хрущева, поставившего мир на край войны;

2) была даже андроповская оттепель — гэбешник на мгновение померещился принципиальным законником: уничтожил коррупцию Щелокова, попытался навести порядок среди цеховиков Грузии;

3) была горбачёвская оттепель — ну тут уж и объяснять не надо;

4) была ельцинская оттепель — Ельцин как бы положил конец межеумочной перестройке, и всё приватизировал;

5) была даже путинская оттепель (sic!) — пьянство и самодурство Ельцина всем надоело, а тут пришел здравый Пиночет. Мои близкие друзья, знаменитые ныне либералы, называли Путина новым императором Августом.

Я бы выделил как оттепель № 6 великое стояние на Болотной и надежду на мирное олигархическое правление, под контролем Медведева. Это была не полноценная оттепель, но так, накрапывало.

У каждой из этих оттепелей были свои певцы, искренние дрозды перемен, они создавали институты кураторов и площадки дискуссий; их голос смолкал с первыми заморозками или менялась интонация, но что-то сделать они успевали.

С течением времени стало понятно, что оттепель в России это просто обычная стандартная погода — иначе называется «слякоть».
Что-то где-то булькает, что-то подтекает, где-то подморозило, где-то подтаяло. Сегодня все бегут на вернисаж свободолюбивого мастера, завтра, глядишь, сатрапы ему шьют обвинение в растрате. И так далее.
Это перманентное состояние вялого сопротивления и перманентного вялого угнетения — и есть нормальный социальный климат.

К слякоти привыкают: насморк и больное горло становятся обычным делом.
Если бы Оскар Рабин остался в России, он бы поучаствовал еще в пяти-шести оттепелях и успел бы шесть раз простудиться и шесть раз пропить курс антибиотиков.
Но он уехал.
Рабин был в свое время лишён гражданства как антисоветчик (его также обличали как тунеядца, но за это гражданства не лишают) , потом гражданство ему вернули; однако он в Россию не вернулся.
Он остался певцом той, первой оттепели — архетипической.
В целом, можно сказать, что он выразил погоду России.