Вавое воскресенье

1395

Евгений Шестаков:

Друзья мои! Хочу объяснить вам, почему 26-го не надо ходить на митинг. Смотрите. Вы придете покричать за все хорошее, то есть, за судимого гражданина, против всего плохого, то есть, меня. 26-го марта во всем мире отмечается день больных эпилепсией, гляньте в Гугл, поэтому винтить вас никто не будет. Мы не звери, больных не бьем. Просто так. Мы их лечим. С применением самых различных средств, от простых резиновых массажеров до медицинских овчарок и водометов Шарко. Лечение платное, вы можете называть это штрафами, я назову это налогом на несварение котелка. Кого-то придется отправить в стационар, кого-то в санаторий поближе к толстым деревьям, кого-то просто в нокаут. Потому что зарплата у врачей маленькая, а сами они большие и злые. На вас. Не на меня, который им ее платит, а на вас, которые заставят их в воскресенье работать. Вы удивитесь, каким горьким может быть лекарство. И какими решительными могут быть доктора, если за день работы их наградят орденом с дубовыми мечами, рыцарской звездой и квартирой.

Друзья мои! У меня есть для вас и добрая весть: я не вечен. Когда-нибудь я упаду носом в пол, и тысяча дворцов останется без хозяина. Тогда и приходите. Нескоро, но безопасно. А послезавтра, в чудесный весенний воскресный день, лучше сидите дома. И говорите. До посинения. Это ведь цвет надежды, если я точно помню.