Васечка и «самое важное из искусств для нас…»

1756

Васечка, проникнувшись моими восторгами по поводу «Последнего танго в Париже», скачал себе его в маленький комп и одновременно позвонил какой-то своей знакомой девушке.
Девушка спросила:
— Ой, что там у тебя шумит? Крики какие-то?
— Это фильм такой (важно сказала Васечка)
— Про любовь? — спросила девушка.
— Ну типа
— Я пока не весь посмотрел (серьёзно сказал Васечка) Но там такое есть, когда мужик один, уже типа старпёр такой, девочке одной кусок масла в задницу сунул.
Девушка на том конце провода обиделась. Помолчала немного и говорит:
-Ты, Вась, мне звони когда у тебя хорошее настроение будет. На мне срываться-то не надо.
— Да там в реале такое, Люд.
— Вась, вот ты мне зачем порно пересказываешь, а, Вась? Ты пересказывай порно Таньке, ладно, да? Она любит такое: вот ей и звони.
— Мне один киновед сказал, что это типа шедевр
— Я таких слов — киновед, шедевр — не знаю, Вась. Киновед- который кино ведает, штоле?
— Ну да.
— И где ты взял такого «киноведа», Вась? В подворотне?
— Да нет, я сейчас временно живу у этого киноведа. Это не он, а она.
Люда засмеялась.
— Ты Васечка всегда был малахольный: мне твоя мама сама говорила. Ты хочешь, чтобы я поверила, что ты сидишь в московской квартире с каким-то киноведом, типа женщиной, и вы вместе смотрите фильм где какой-то мужик суёт масло в жопу девочке и этот киновед, который женщина, орёт что это «шедевр»?
— Так и есть! (радостно отрапортовал Васечка)
— Дурак (сказала Люда обиженно). Иди ты к черту, Вась!
И отключилась.