images

Ольга Роева:

Самый ходовой девиз моей жизни звучит несколько вульгарно, но зато подходит к любому этапу.
«Да не застигнут тебя со спущенными штанами».
Как я впитала эту фразу от деда неразумным дошколенком, так с ней по жизни и иду.
Как человек, поменявший на своём веку множество школ, могу сказать, что мой переезд из столиц в Южные губернии – это даже не событие. Слёз тут проливать не стоит.
Вот, когда в 13 лет меня первый раз выгнали из большой приличной гимназии – это да, это был нераскрывшийся парашют, траурная музыка и завешенные зеркала в душе.
Помню, я была почти отличницей и меня номинировали на почетное звание «президента школы». Ну как номинировали… я была первым кандидатом — самовыдвиженцем, но с хорошей, рослой поддержкой из старших классов. Мы ходили по домам, работали с избирателями. Кому – то просто угрожали, кому- то обещали дать номер в школьном КВНе. Но у меня была четвёрка по химии. И я падала в собственных глазах. К сожалению, тогда я не могла воспользоваться предвыборным ресурсом до конца и предложить старушке — учительнице хорошую пенсию взамен на голос и «5-ку в журнале». Тем не менее, ближе к концу четверти и к выборам, которые могли изменить всю мою жизнь, эта «4» превратилась в головную боль. Гнилой зуб во рту. Казалось, не хватает одного шага, одного усилия гениального ума, чтобы решить эту задачу со звездочкой.
В один из дней ко мне, прямо в сандалиях, с венком на голове спустился ангел. Как обычно для таких случаев, переодетый в невзрачного крепыша. Мы все его звали условным именем «физрук». Он подошел ко мне сам, определив мою будущность божьим светом. Доверчиво попросил отнести наш классный журнал в учительскую.
Признаться, уже тогда я знала за собой странную особенность. Я знала, что есть очень умная, выдающаяся ученица Оля Роева. Когда она думает, решает задачи и пишет сочинения – это всегда аплодисменты, всегда восторженные обмороки чужих родителей, утомительные вызовы на бис, засосы учителей. Но когда Оля Роева не думает, у неё думается само – без пользы. Точнее, не думается вообще.
В тот момент, когда физрук передал мне журнал, у меня как раз было обострение. В бреду неясного порыва, мои потные руки перелистали журнал, нашли «химию» и без разбора поставили в клеточках серию «пятёрок». Мне казалось, часы остановились специально, чтобы я могла сполна воспользоваться своим триумфом. Весь день я ходила с гордо поднятой головой, с презрением осматривая остальных кандидатов в отличники, и восхищаясь тем кратчайшим путём к победе, который я нашла. Дома пересказала детали исторического подвига маме, отдельно отметив благородные мотивы моей вспышки. Мама, которая на любой звонок в дверь реагировала единственным криком «Быстрее прячь пирог!», не без приязни отметила фамильные черты, а также мою прыть и смекалку. Вот что значит «принцесса крови».
В один из дней нас собрали на внеочередной классный час…
Предчувствие не обмануло меня. Школьный колокольчик прозвучал, как погребальный колокол. По нехорошему молчанию учителя, я поняла, что кресло президента школы всё больше отдаляется от меня, как и красненькая путевка в жизнь.
— В нашем классе случилось неприятное, — гробовым голосом сообщила Ульяна Александровна, наша классная мать. – Один из учеников выманил журнал у Владимира Викторовича и поставил себе оценки!!!
Классная была очень молода и сентиментальна. Она почти плакала от такого нравственного сотрясения.
Из её рассказа во-первых выходило, что физрука зовут Владимиром Викторовичем. Во- вторых получалось, что кто- то долгое время выслеживал его, потом напал на него, надругался, и в конце концов, сделав своё грязное дело, подсунул журнал в учительскую.
— Кто же это сделал? — спросила я ещё до всякой «нашей раши». И моё лицо тихо оживилось отсветом наигранного участия в общей беде коллектива.
На меня просто посмотрели в ответ. Нехорошо промолчав. Дав мне прочувствовать ужас бессилия перед двойственностью намёков. Я затравленно опустила голову. Помещение плавно погружалось в траурную музыку. Класс оглядывал меня с печальным любопытством. Многие задавались вопросом «А та ли это отличница Оля, за которую она себя выдает?».
Я обиженно посмотрела на всех, поправив лацканы пиджака. Это был подготовленный с 5-ти лет, и как мне казалось, убийственный взгляд.
В состоянии блаженного слабоумия я что — то прошептала сама себе, пообещала снять свою кандидатуру с выборов и тихо ушла просить прощения у учительницы по химии.
Так вышло, что мы не помирились.
— Иди к едрёной матери!
Я не могла ошибиться в глубине её чувств.
И как все дети, в трудные минуты издала единственное, грудное «Мама!»
Мама как всегда стояла голышом на стуле и царственно курила в форточку. Я имитировала душевные сомнения и раскаяния. Даже пошла что- то там играть на фортепиано, давая понять, что может быть я создана вовсе не для наук. Моя психика тонка как у Моцарта.
Ничего мне не сказав, мама улыбнулась и снисходительно выпустила дым из бордовых губ. Пресыщенный пороками эпикуреец…
— Ну, ты там посмотри, какие у нас ещё нормальные школы в городе!
И мы выбрали 14-ую среднеобразовательную. Для особо не одаренных детей. Она была рядом с домом, и имела больше возможностей для развращения юной души. Я стала звездой старших классов и даже провела военный парад на 23-февраля. Учителя наконец- то меня слушали и выигрывали с помощью меня конференции. Я сверкала медалями. Мне нравилось, меня даже просили оставить на второй год.

Так вот… Я же не дура. Я же понимаю, что человек не меняется. И что именно значит мой переезд из Москвы в Краснодар.
Пусть и в этой общеобразовательной школе у меня всё сложится.
И я правда очень устала.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks