Усталость

27 мая, 2022 3:45 пп

Василий Гатов

Василий Гатов:

НЕСКОЛЬКО ЗАМЕТОК НА ФОНЕ ВОЙНЫ
* * *
(Disclaimer) Однозначно осуждая агрессивную войну, развязанную Путиным и российским режимом против Украины, я стараюсь более-менее нейтрально оценивать «явления войны». Поддерживая Украину в её героической борьбе за свою землю, свободу и само существование, я не могу не замечать, что война накладывает сложный (и не всегда позитивный и героический) отпечаток на поведение политиков, журналистов и других коммуникаторов.
(Disclaimer 2) Я не военный аналитик, поэтому мои оценки стратегии, тактики, военного баланса и тем более оперативной обстановки можно спокойно пропускать — я опираюсь на известные, профессиональные источники, своего особого мнения не имею.
* * *
(1) Три месяца войны в Украине на близком и понятном мне информационном фронте требуют внимательного анализа и оценки. Специфический кураж/энтузиазм раннего успеха Украины на информационном фронте сменился тягучей, не всегда комфортной «непонятностью» мая. Благодаря успешным медиа-кампаниям и дипломатическим усилиям, Киев смог убедить страны Запада (Коалицию Рамштайн, 42 страны НАТО+ЕС+…) в необходимости поставок нового вооружения. Ожидание этого нового вооружения и его раннее применение вроде бы должны были поддержать энтузиазм — как у поставщиков, так и внутри украинского общества — однако реальность оказалась не такой позитивной. Несмотря на 155-мм гаубицы и дополнения к ним, российская армия на Донбассе собралась, перегруппировалась и организовала наступление (пусть не без жутких жертв неудачных переправ через Северский Донец). В словах/мессаджах украинских коммуникаторов постоянно присутствует некая «обида» на то, что вооружения недостаточно, оно недостаточно дальнобойное и т.д., а количество «позитива» в неофициальных каналах явно пошло на спад. Наоборот, тревога за группировку Северодонецка-Лисичанска растёт, и, уверен, со дня на день начнутся видео «от защитников», по аналогии с героями Мариуполя.
(2) Одновременно, российские военные-пропагандистские каналы (Коц, Wargonzo и другие) сменили тон на воодушевленно-оптимистический (с тревожно-героического, который был до этого). Все учатся на этой войне в прямом эфире Телеграмма, поэтому неудивительно, что противоборствующие стороны «зеркалят» мессаджи друг друга, даже иногда выдавая видео противника за своё. Допустим, это просто коррекция интонации, но она, в некоторой степени, поддержана оперативной инициативой и продвижением войск РФ. Возможно, двигаясь относительно медленно, армия России обеспечивает себе восстановление связи и снабжения — двух самых слабых мест первого этапа кампании.
(3) Обе стороны, пока на уровне неофициальных/полу-официальных спикеров, начали говорить о «долгом конфликте», может быть, по словам военного преступника Шаманова, на 5-10 лет. Такого времени нет ни у России, ни у Украины: возможности вести войну жестко ограничены экономикой, которая, прямо скажем, «шепчет» и там и там. Смешно, что и РФ, и Украина «получают помощь Запада» — первая в виде платежей за газ и нефть, вторая — в виде финансовой, гуманитарной и военной помощи. Если Украина — пока — питается ресурсом патриотического сопротивления агрессии, и яростным желанием населения «жить и работать», то в России экономическая ситуация явно не улучшается. Разрушенная логистика, опустошение складов и дефицит управленческой экспертизы (при наличии дурацких решений кураторов от ФСБ и прочей глупости) доедают «запас прочности» и в любой момент могут спровоцировать техногенные последствия (не дай бог, но нельзя закрывать на это глаза).
(4) Неудачные попытки устроить Минск-3 со стороны Марио Драги показывают, что как решение Путина начать войну было волюнтаристским, так и единственным вариантом является такое же волюнтаристское решение, что «специальная операция достигла поставленных целей». Путин — на коммуникативном уровне — не готов отказаться от идеи уничтожения независимости Украины; но готов согласиться с более итеративным подходом военных (дожмем на Донбассе, пойдем дальше, дожмем дальше — возьмем тебе и Киев). Определенным маркером тут, как это ни странно, окажется поведение населения Украины, оказавшегося под оккупацией в Херсоне, Мариуполе, Бердянске и других степных районах. Если оно не будет впадать в ересь ДНР/ЛНР, а вести себя именно как временно оккупированное население — военные могут начать «масштабирование вниз» своих планов, потому что стратегическая ситуация Херсона, прямо скажем, не способствует обороне, окапывайся-не-окапывайся.
(5) Использование жестких, опасных для психики, приемов военной пропаганды — с обеих сторон — слегка притормозило в последние 10-14 дней. Как мне кажется, «творческие» силы просто исчерпали запасы домашних заготовок, что про «нациков» в Мариуполе, что про «орков в Украине». Да, обе стороны занимаются расчеловечиванием врага и постоянной «долбежкой» мессаджей гнева, ненависти и непримиримости, однако «огонёк» (в особенности, присущий украинским ресурсам), пропал. Возможно, это просто усталость от войны, но, скорее всего, идёт поиск «новых форм» — как для воодушевления «своих», так и для подавления «чужих».
(6) Странным «фронтом» этой войны стала проверка данных о численности всего — от солдат до самолетов, от танков до беспилотников. Наблюдая за сводками МО РФ, в которых авиация Украины была уничтожена уже примерно 5 раз, а Байрактары — около 8 раз, или за украинским подсчетом «Калибров» (которых непонятно сколько вообще было произведено), и ракет «Искандера», становится ясно, что никаких надежных данных о ракетных возможностях нет, это иллюзия (чуть не написал «поллюция») оптимистов из контроля за обычными вооружениями.
(7 и последнее) Две главные проблемы, с которыми сталкивается Украина сейчас (да и Россия, только по-другому) — это усталость от войны, причем не только внутри страны, но и в Европе, и завышенные стратегические ожидания. С каждым днём это становится всё понятнее, и, паче чаяния, какой-то смелый генерал возьмется сказать это прямо и громко. Не возьмется, несть Суворовых-Кутузовых боле.