УНИЖЕНИЕ

3914

Denis Dragunsky написал о комиссионках — как там барахло западное продавалось и магнитофоны и прочее По цене например 2 тыщи при зарплате 115.
Я как-то писала, что моя бабушка стояла в очереди на шкаф Хельгу (она у меня теперь стоит, как раритет и память бабушки, буду реставрировать если таки не удастся свалить отсюда), на холодильник, на.. И больше ни на что.
Телик нам так и не достался, и у нас не было долго телика.
Потом купили чб.
И даже в начале девяностых я еле еле купила маме телик — цветной, так себе телик, ибо Филлипс стоил не помню сколько, но я бы не потянула.
Женское же унижение состояло вот в чём: я видела как-то, как в Москве высокомерные тётки жадно рассматривали в комиссионке сильно поношенные, но брендовые вещи.
То, что западная женщина, поносив года эдак три, если не пять, просто отдала для бедных, наши скупили на вес и поставили цену в две зарплаты.

Тогда, кстати, многие такие ушлые челноки страшно разбогатели — прибыль могла быть до 2000 процентов.
Недаром европейский любовник подарил моей подруге в 90-х НОШЕНЫЙ свитер и косметику ТАТИ (цена думаю один евро, и за то и за это, если свитер не бывшей его подружки, вытащенный из закоулков шкафа и носили его лет 10, не меньше).
И снисходительно усмехался: вот как ему дёшево досталась красавица.
А у меня, помню, начался рвотный рефлекс: я бегала в ванную, чтобы они ни о чем не догадались: этот ужасный свитер, ужасный, страшно ношеный, гадость.
И это пост не о тряпках, как вы можете догадаться.