«У него ведь нет виолончели, и лицо какое-то либеральное… «

1174

Про Серебренникова
Есть такой момент в искусстве, который очень скользкий как бы…
Произведение искусства существует, и вы понимаете, что это именно искусство, но у вас есть чувство, что мир был бы может даже лучше, если бы этого произведения не было.

Ну например вот — Отто Дикс с его оторванными руками и ногами, которыми размахивает его герой в картине, всегда дико смахивающий на его собственные портреты.
Все эти адовы персонажи времён первой мировой…

Или Пазоллини с его «120 дней Содома»? Ну кто вообще лучше стал от этого фильма? Знаю как минимум троих, которые блевали во время просмотра, и теперь ещё содрогаются, не пришли пока в себя, хоть и двадцать лет прошло с тех пор. Ещё лечат нервы…

Или вот «Ребёнок Розмари», будь он неладен… Где там верх, а где низ? Кто там хороший, а кто плохой? Что там добро и что зло?

Недаром американская полиция гоняется за Полански до сих пор, хотят видать ему объяснить таки, что такое хорошо, а что такое — плохо. И как поймают, можете не сомневаться — объяснят.

И вот подходим к главному… Серебренников пойман, на него настучали тётеньки, которые, как говорят (допустим, что так оно и есть), проворачивали какие-то потрясающе доисторические схемы вместе с ним, великим художником.
Я правда видела только одно его произведение, которое теперь вспоминают все кому не лень, а именно, фильм «Изображая жертву». Тот ещё фильм. Вот из разряда тех самых ребёночков Розмари. Все персонажи-карикатурны, никого не жаль, нет ни добра, ни зла… Очевидно, это не единственное его произведение в таком духе, но я не об этом хочу сказать.
Вот нам теперь показывают талантливого режиссера в клетке,пусть мы даже и не понимаем его творчества. Смотрите, мол, какая эта «либеральная публика». Ни добра у них, ни зла, и деньги государственные, то есть ваши трудовые налоги, обналичили с помощью модных схем девяностых годов.

Недавно у них был скандал с чуваком с виолончелью. И про чувака с виолончелью они все стали говорить, мол, он -художник, ничего в финансах он не понимает, и какие-то злые люди воспользовались его художническим непониманием… Чуваку с виолончелью значит можно быть «непонимающим художником», а Серебренникову — нельзя. У него ведь нет виолончели, и лицо какое-то либеральное… Шапочка какая-то… Таким не место в наших театрах, и особенно, в парках имени Горького — трудового писателя.

Я что хочу сказать? Я хочу сказать, что не поймите меня неправильно! Я не поклонница фильма «Изображая жертву», а остальное я не видела, так как уехала в страну, где художник не должен пресмыкаться перед теми, кто в виолончелях перевозит денежные знаки прямо в некие «офшоры».

Я туда переехала, где государство ни на что денег не даёт (и изначально, кстати, предпринимателей не обирает и вообще народные деньги не присваивает).

Ни на театры не даёт, ни на кино, ни уж тем более — художникам. Но оно к ним зато и не лезет. Не накручивает в телевизоре с утра до вечера истерию насчёт того, что нам либералы и интеллигенты в шляпах, а также всякие улицкие, мешают строить светлое будущее в офшорах. Нет, гопники и тут никуда не делись. Понавесят на стены в кабаках отрезанные головы своих трампов, приделанные к украденным торсам шварценегеров, пьют пиво и орут что-то про фак, как будто сейчас тебе заедут за то, что ты в их баре нагло так по-русски разговариваешь.

Но не заезжают. Чувствуют что-то. Наверное не хотят будить ту самую «спящую собаку», а то неизвестно что разбудишь…

На родине же, тем временем, успешно и досрочно завершили строительство и торжественно сдали в эксплуатацию систему откатов, систему обналичивания средств с подставных фирм, систему «раскачай клиента» в судах. Систему, когда работа адвоката сводится, в основном, к ловкой передаче денег «кому надо».

Повязали всех этой системой вранья и феодального рабства. Потом по одному выдёргивают из этой системы тех, кто пытается усидеть на двух стульях, получить средства от государства и не пресмыкаться перед сильными мира сего, и показательные суды учиняют.

Видимо, по ночам читают ту часть истории российской, где начинается Шахтинское дело. Учатся у великого кормчего, друга всех железнодорожников, отца всех матросов, внука всех навуходоносоров — товарища Сталина (рукоплескания, переходящие в овации, все встают).

И это было бы смешно, если бы они не воровали чужие жизни. Они воруют наши жизни и жизни наших близких. Они воруют будущее у детей и нормальную жизнь у наших стариков, они воруют нашу жизнь, и думают, что у них всё будет хорошо.
Я только одного не понимаю, они как себе это «хорошо» представляют?
Они собираются в чехлах от виолончелей спасаться от будущего, которое неизменно наступит?

А теперь вернёмся к художнику. Его произведение может не нравиться современникам и самый яркий тут пример — Ван Гог. Но проходит время и его произведение начинает не просто нравиться, оно захватывает почти все уголки мира. Даже в деревнях и волостях Сибири знают кто такой Ван Гог.

А кто был в тут пору руководителем Франции, где жил Ван Гог? Кто этот человек? Я даже не знаю был ли он король или президент. С трудом припоминаю, что одного из этих людей убил кажется русский анархист, но имён уже не помню… Предлагаю вам подумать об этом. Вот вам, как собственно и мне, может не нравиться творчество Серебренникова, но он-художник, и его скорее всего не забудут. А вот вспомнят ли через какое-то время кто, например, был министром культуры в это время?
Однако, мы живем сейчас и будущая справедливость не отменяет порочность сегодняшней системы, которую создали в стране за последние двадцать лет, и в которой некоторые художники вынуждены обретаться.