«Извините, что я в это время всего лишь умирала у вас под ногами»

4 марта, 2022 2:02 пп

Victor Shi

У меня умерла кошка. Всё это дико неуместно. Там люди гибнут! А тут какая-то кошка…

Я тоже так себе говорила, пока она два дня блевала.

– Ну там же война! – говорю я кошке. А она мне: “Ну да! Извините, что я в это время всего лишь умирала у вас под ногами”.

Я в 7 утра пошла в соседнюю комнату, потрогала её — она уже всё — окоченела. Я вернулась к себе, залезла под одеяло и начала читать новости. Прочитала, что в Украине горит ядерный реактор. Мне стало легче. Я начала думать — почему мне стало легче? Ведь это же всего лишь химера в моей голове. Нет, понятно, что для людей, которые находятся там — это всё настоящее, но у меня-то это всего лишь химера в голове! А труп в соседней комнате — он вот — живой!

Ну, думаю, я обещала вчера, что не стану плакать, если кошка умрет. Потому что у мужа давление, мне нельзя плакать.

Вспомнила, как подруга с Украины пишет: “Так страшно, аж плакать хочется!” А я ей пишу: “Не реви!” Ну, у неё же дети, и они в этот момент пытаются эвакуироваться, а там толпы индусов, хрен в поезд пролезешь. И если она будет реветь, то дети окончательно окаменеют от ужаса.

Вот, думаю, теперь сама и не реви!

Взяла трупик, положила на полу — говорю, пойду закопаю. Муж говорит — нет! Давай я её отвезу. Ну да в общем-то, глубоко не смогу зарыть — вонь будет стоять. Надо в пакетик положить.

Представила её в детском гробике в цветах.

Господи, ещё хуже стало. Как люди это выдерживают? Это же ещё тяжелее — ребёнка так хоронить! В этом столько любви! А нужно срочно перестать любить. Срочно!!!

В пакетик, в пакетик, шёрстка.

Муж уже собрался ехать — я говорю — куда без меня?!? Я что — одна останусь? Поехали вместе! Куда — на помойку?

Он боится сказать “Да”, думает, что я обижусь, а я нет — я думаю про помоечных котов — что они начнут в пакетах рыться и наткнуться на труп.

По дороге соседа подвозим, и как к помойке у трассы подъехали, сосед говорит:

– Вчера тут человека убили!

Кого, то-сё, сбили машиной, за хлебом сходил. Такой-то. Я поворачиваюсь:

– Такой-то?!?

А у самой глаза на мокром месте, потому что в этот момент муж пакет с кошкой в бак закидывает. И я представляю её, окоченевшую, в черноте этого пакета. А дядька наверное решил, что я из-за человека так переживаю и сейчас зареву. Может, он решил, что это мой любовник? Интересно, как люди думают, что знают, о чем люди думают, а на самом деле ни черта они не знают.

И мы с мужем начали рассуждать — как общество России так фашизировалось. Так психопатизировалось. Ведь это просто отсутствие эмпатии. То, что пугает — это отсутствие человеческой реакции. Ну вот пересылаю например знакомым прямо цитату вотсаповскую:

“Ой, капец, мы в эвакуационном поезде.
Добирались черт-те-как до вокзала. Половину дороги пешком, половину на метро. Часа три, наверное. Вагоны забиты под потолок. Половина индусы. Чтобы попасть в поезд, все бились насмерть с ними. Они не понимают ни русский ни украинский. С горем пополам только английский. Орут, лезут, всех распихивают. Я никогда в жизни так не материлась и не орала. У меня ещё час после этого руки тряслись”.

Ну, нормальный человек реагирует например так:

– Господи, индусы-то там откуда?

А психопат помолчит 20 минут, в дань памяти типа, а потом америка-нато.

Поняла значение слов “дань памяти”. Это дань не КОМУ, а ЧЕГО. Потому что КОМУ — это КОШКЕ.

– А помнишь, а помнишь, как мы раньше удивлялись и возмущались, когда показывали или писали про Нюрнбергский трибунал над фашистами, и там какую-то тётку судили, которая не имела прямого отношения к убийствам евреев. Ну то есть не одна из тех, кто “просто исполнял приказы” — стрелки переводил для поездов в Освенцим, или там — кнопки пуска газа в камеры нажимал. А простая немецкая тётка. Как любую нашу возьми — из пекарни например. Бабища такая, тесто месит. И её поставили перед судом, и все поражались: “КАК? Как она может так спокойно стоять? Ведь даже совесть не зашевелилась!”

— О-о-о! Да ты что, я сам на такое попал! Вызвали на какой-то профком с работы увольнять, поставили перед этой комиссией всяких научных руководителей, директоров, тётки эти с халами на голове. Спрашивают:

– Как вы могли не ходить на работу 8 месяцев? Как вы могли вести такой образ жизни? На что же вы жили?
– А когда вы мне зарплату три месяца не платили, у меня жена и маленький ребенок — вы ради этого почему собрание не устроили?
– НЕТ! Он НИ-ЧЕ-ГО не понимает! Всё! Увольнение!

Я такая:

– Ну? А ты, а ты что?

– Да я стоял там вообще – окаменевший от изумления! Вы же — научные работники! У вас же должна быть ЛОГИКА!

– Господи, как ты всё это пережил! Вообще ВСЁ! Всю эту жизнь!

– Ой блядь, заебали с этим вопросом. Назло! Назло этим тварям гб-шым пережил!

– Да я не в том смысле “Как тебя, сука, не застрелили!”, а в плане — это же надо ВНУТРЕННЕ как-то пережить!

– А, ну так я ж сказал тебе вчера рецепт — как только накатывает – 20 отжиманий.

– А помнишь, а помнишь, как все ещё раньше изумлялись – как такое могло быть — пока в России голод, трупы, блокадный Ленинград, солдаты в крови и грязи на фронте ползают, в это же время в Берлине или Париже люди спокойно в кафе сидели, пили кофе, круассаны кушали! Мы не могли это представить. А теперь вот наши миллионами в Икею пошли!

– Я не понимаю — чего они пошли-то туда? ГРОБЫ складные что-ли покупать?

– А-ха-ха! НЕТ! В том-то и дело! Это же ещё хуже чем круассаны, потому что круассаны — это просто поесть, а тут идут делать покупки НА БУДУЩЕЕ! На большое такое будущее — ну это же мебель! Её берут лет на 20 вперёд!

***

Вернулись домой. Дверь приоткрываю и вижу на пороге следы лап. “Нет! Нет! Это собака вчера пыталась войти!”

Но нет — через весь коридор её крошечные лапки. Последний проход.

Она ж ушла вчера умирать на улицу, ночью я пошла её с фонарем искать — орала, орала, она в итоге вслед за мной поднялась. Вся в грязи и опилках. Ей было так стыдно, что она грязная и ссытся под себя, она же такая чистюля – с ума сойти!, что она легла прямо в свой горшок.

Только на эту, третью ночь, до меня дошло, что это капли от блох её отравили. Господи, ну как я могла забыть! Она же, когда мелкая была, дристала от них неделю! Но тогда одновременно с этим её чуть собаки не сожрали, я из пасти выдернула, поэтому было непонятно — от чего понос.

Да что за дурацкая кошка!

Вечно норовила умереть.

Лайфхак: если некто весь в собственном говне и при этом лезет к вам в морду потому что плачет, и после мытья всё равно адски воняет — нужно намазать “места поражения” кофейной гущей от сваренного по-турецки кофе.

Отмыла следы, теперь постирать одеялки-подушечки, выкинуть игрушки… Сколько игрушек накупили ей после операции по стерилизации! А она даже поиграть не успела — не отошла ещё. Хотя мыша успела куда-то загнать, его ещё предстоит обнаружить. А эта — яркая с колокольчиком — лежит, как новая. Не понравилась, слишком громко звенит.

Деревяшечка. Это любимая игрушка — просто деревяшечка — апорт.

Будь проклята эта стерилизация! Я думала, её от наркоза тошнит. Или печень задели — тогда все равно денег не хватит операции делать. И писала по пять минут — сидела, бедолага, в горшке, носом клевала.

Будь проклята стерилизация. Лучше б она погуляла эти дни.

Как мы можем за них это решать? Я бы выбрала жизнь, пусть с риском смерти, но настоящую! А не кукольную в домике. Зачем ей жить после этого целых 20 лет? ЗАЧЕМ? А мы удивляемся, почему у нас депрессии и суицидальные наклонности — потому что не живем!

Это конечно ужас был — каждую ночь с фонарем по саду бегать, искать, с какого дерева её снимать. А кот соседский сидит, блин, под деревом как баран — ты не мог помочь ей спуститься что-ли?

Пялишься в потолок бессонными ночами — думаешь, наверное лежит, бездыханная, на дорожке в мандаринник. А муж лежит и думает — наверное висит на заборе — с винограда упала.
Уговариваешь себя на операцию: ну вот лучше же, чтоб она была живая?

– Ну конечно, лучше она живая, чем много мертвых!

Её не могла оперировать. Но котят тем более не смогла бы выкидывать! Что это будет через пару лет — я сижу вся в котах с ног до головы? (Очень захотелось сидеть в котах с ног до головы, так и поступлю).

Как она на свидания бегала! Пять вечера – она уже носится от двери ко мне, от двери ко мне. Выглядывает в щель прынца своего, а он все не идет.

– Ой, мама, мама! А хвост я достаточно распушила? Ой, а что же он не идет? Мама, там же собаки! Он не придет — там собаки! Ой, ну отнеси меня на ручках что-ли на дерево! Ой, ладно, я сама пошла…

Муж в пять утра встал только ради того, чтобы громогласно ей объявить:

– Пррроститутка!

Я говорю — что за слатшейминг? Был бы мальчиком — мы бы им гордились!

Вообще, ужасная эта девичья судьба. То есть, растет она такая вся красивая, красивая! Ты смотришь на неё, думаешь: ну вот разве он поймет? Разве кто-нибудь вообще способен это увидеть? Эти узкие плечики, изящный поворот головы! Когда ножку моет — она у неё, как у балерины, в обратную сторону выгибается. Как она мне показывала свои прыжки — с зависанием в воздухе — вот как я научилась! А потом вот взлетаю на дерево! Теперь мне никакие собаки не страшны! И, ступая на цыпочках, проходит по самой высокой и тонкой ветке к самому её концу — там птички!

А потом берешь и кастрируешь.

Чего я только в сети не начиталась — кошки кричат во время секса, потому что им больно!

Боже, что же думают обо мне инопланетяне.

Вообще это человеческое самодовольство бесит. “Человек, кроме дельфина, — единственное животное, которое занимается сексом ради удовольствия!”

Представляю себе, как сознательные кошки стройными рядами, стиснув зубы идут к котам на оплодотворение.

Да человек — единственное животное, которое занимается этим НЕ для удовольствия!

А ради продолжения рода, денег и прочей гадости.

Это не животные, как люди, а мы иногда, если повезет, как животные.

Например, пришла она после первой свиданки и лезет в помойку. Я её к миске разворачиваю, а она опять как зомби — в помойку. Это потому что кот водил её в рэсторан!

Не просто так всё.

***

Эх, бекона с ней не разделю… А я ей накупила — колбасы, семечек тыквенных! Ждала, как поправится…

Срочно! Срочно рецепт бесчувствия мне дайте!

Поняла, надо ходить как эти тётки с халами на голове. Как депутатши, директрисы школ и больниц. Они еще, знаете, лицо так немного приподнимают — как бы несут. Наверное, думают, что так не потеряют.

Так вот чего у них всех рожи такие застывшие на собраниях у Путина!

Есть же рецепт такой с детства — если чувствуешь совершенно невыносимый стыд, вспоминая, какую-то ситуацию, посмотри на себя со стороны. Притворись, что это не ты, а кто-то другой.

Вот они и притворяются, что это не они — а просто оболочки, которые должны изображать возмущение, изумление. Гневно трясти брыльями.

Ещё я пыталась переложить ответственность на ветеринарную врачиху — мне тоже полегчало. Оказывается, легче, когда все вокруг виноваты! Я в это никогда не верила, мне легче взять ответственность за последствия на себя, потому что тогда ты понимаешь, что это был ТВОЙ выбор, а не чья-то злая воля. Это твоя СВОБОДА, а не БЕССИЛИЕ.

Но это когда ты отвечаешь за свою жизнь. А когда за чужую — оказывается не легче. Оказывается — совершенно невыносимо.

Она же мне доверяла!

Как она сама ко мне на колени прыгала, чтоб я её от клещей мазала вонючей мазью. Муж называл наш ритуал “вечерний намаз”.

Поэтому всё. Врачиха виновата. Война виновата. Халу! Халу мне на голову!

@ver.shi Любовь к кисе ❤️ #catserenade #lullabyforcat #серенада_кисе @riparto ♬ original sound — Hosdog

5/5 - (1 голос)