834a497bda5f

Наталья Троянцева:

А ведь неслучайно этот риторический оборот вошёл в историю советского социума. Именно уважения нам очень не хватало, именно его мы добивались. И каждому льстила пустышка формального свидетельства этого самого уважения – Доска Почёта, медаль ветерана труда. Люди согласны были терпеть любые лишения, лишь бы власть засвидетельствовала им своё уважение…

В традиционной крестьянской культуре, сложившейся до революции, этот аспект социального взаимодействия был очень важен. И даже крепостное право со всем его беззаконием и бесправием не влияло на социальные связи внутри общины, а «поротые» воспринимались как провинившиеся перед властью, но не перед обществом. И «кодекс чести» крестьянина был куда более убедителен и жизнеспособен, чем условности, определяющие честь мундира, в остальных слоях российского общества. Дуэли, будучи заимствованы в Европе, не оказывали никакого воздействия ни на уклад, ни на нравственный климат, являясь формой мужского самоутверждения или социального протеста, поскольку были запрещены.

Послереволюционная маргинализация всех слоёв общества, без исключения, всё же не сумела до конца вытравить у новообразованного пролетариата эту прекрасную традицию. Особенно ценилось образование, ценилось всегда. И мать-рабочая гордилась сыном-инженером искренне. А вот сын, попадая в среду интеллигентского нигилизма, вполне успешно сопряжённого с конформизмом, нередко подвергался необратимой нравственной деформации.

Этические нормы вырабатываются в процессе цивилизационной трансформации как условия выживания – личности и общественных институтов. Автаркия не вовсе исключает личностное начало из этического кодекса, но микширует его или подавляет. И мы в этой инерции государственных установлений живём и сейчас, в 21 веке. То, что называется «протестантской этикой» и на чем стоит современный мир высоких технологий и научных достижений, нам еще предстоит формировать и вырабатывать.

А пока приходится констатировать, что уважение как ментальный феномен исчезает из обихода напрочь. Соцсети перенасыщены эмоциональными монологами талантливых аналитиков, политиков, культуртрегеров, или персонализированы уже почти нарицательными именами славы рабиновича, виктора шендеровича, олега кашина и многими другими. Никто не ведёт диалог, в лучшем случае – происходит обмен парой-тройкой реплик, на большее не хватает выдержки ни у кого. О пропагандистских телешоу – и говорить нечего, там орут все на всякий случай.

У тех СМИ, которые власть не обслуживают, положение дел тоже не слишком. Лучше всего выходит, когда ведущий задает вопросы одному гостю. А в аналитических программах с несколькими приглашёнными ведущему приходится всё время быть начеку – характерен анонс программы «Клинч» на «Эхе…», когда ведущая констатирует: бейсбольная бита? Возьму на всякий случай. В каждой шутке есть доля шутки.

Может, нам уже пора прекратить этот вербальный поток? Отключить кинетическую энергию и включить потенциальную? И слушать, и слышать, и реагировать на услышанное, его же и усваивать для дальнейшего осторожного возражения… И не торопится возражать, а сначала взвесить все аргументы собеседника и подчеркнуть их значимость.

А потом вдруг расслышать вслух не высказанное: я тебя уважаю.

 

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks