«Тут же дети!..»

1345

 

 

Борода давно потеряла свою брутальность. Она уже не атрибут угрюмых лесорубов, потомственных охотников и вообще, лиц гендерно мужских профессий.

По всей Москве разбросаны весьма подозрительные барбер-шопы, где Андрюши, Стасики и даже Елисеи, напомадив себе волосы на лице рассказывают друг другу о том, где нынче лосины покупать престижнее и выгоднее.
Да что там говорить, если даже Кончита Вюрст… хотя вы и так всё знаете о Кончите Вюрст.

Если дальше так пойдёт, то Дедушка наш Мороз вполне может пасть в опалу у некоторых особенно нервических депутатов и православнутой и особенно возмущённой общественности.

Ну, народ, ясное дело, защищать станет кумира своего детства, мол, такого быть не может, мол, это их буржуазный Санта Клаус гей, конечно, у него даже шуба какая-то приталенная и короткая, а наш Дед натурал и даже внучку имеет, хотя паспорта у неё никто и не проверял, может это баба его, а не внучка.

Ну, тогда тем более нормальный мужик! Седина в бороду, так сказать, бес в ребро! А чего бы и нет? Вон актёру Краско можно студенток шпилить, а дедушке нашему Морозу и подавно. Не зря он детишек любит.
Не знаю, не знаю. Мне в отношении Деда Мороза не сильно повезло. Не подумайте ничего плохого. Просто впервые увидев его на утреннике в детском саду, я был уверен, что Дед Мороз баба. Баба с бородой. И это задолго до ваших евровидений сраных.

А всё потому, что у Деда Мороза были большие сиськи, помада цвета «спелая морковь» и золотые серёжки в обоих ушах. Это потом я понял, что им была воспитательница из средней группы Людмила Викторовна, но тогда я её, так сказать, без грима не узнал. Вид этот трансвестит имел вполне апокалиптический, и моя детская психика понесла громадный урон.

Может быть, если бы не Людмила Викторовна в алой шубе с белым подбоем и не бородой из ваты, я стал бы другим, и принёс бы обществу намного больше пользы. Но, что выросло, то выросло.

И теперь я иногда хочу убивать.

Произошло всё неожиданно. Сидим это мы, такие мелкие пиздюки, надо сказать, одетые тоже весьма неоднозначно, в шапочках с ушами и с лохматыми хвостами на жопах. Типа зайчики. Типа беленькие. Лично у меня был хвост из помпона шапки двоюродной сестры.

Помпон она отдавать не очень хотела, но ей пообещали, что после утренника его вернут на базу, так как без хвоста я буду и не заяц вовсе. Действительно, какой заяц без помпона на жопе? Да говно это, а не заяц.

Почему-то альтернативы в нашем садике не было, либо ты заяц и клей на жопу хвостик, либо ты никто. Ноль. Пустое место. Детей изначально приучали делать выбор между ничем и позором.
Так вот, сидим мы такие, стадо плейбоевских логотипов, девочки, соответственно, снежинки, расшитые ёлочным дождиком и вообще всем блестящим, что нашлось дома, от битой посуды до солдатских пуговиц, а тут заходит такой вот Дед Мороз с сиськами.

Картина сюрреалистическая абсолютно, бородатый ледибой в шубе в крольчатнике. И вот Дед Мороз обнажает золотые коронки и говорит искусственным басом:
-Здравствуйте, дети, — говорит. — Я — Дед Мороз!
Лично я сцыканул в штаны от неожиданности. Владик Шишкин заплакал, а от кого-то даже повеяло говном.
— Я не поняла! То есть я не понял! —  опять заговорил трансвестит. —  Чего не отвечаем? Быстро поздоровались с Дедом Морозом!

Тут уже заплакакли и обосрались почти все. Но здороваться начали на всякий случай, мы-то всего лишь зайчики, а тут такой вот монстр с сиськами и помадой. Силы, прямо скажем, не равные.

— Ладно, ладно, — смягчил тон тот. —  Здравствуйте, здравствуйте. А теперь давайте потанцуем с крокодилом Геном.
— И с Чебурашком! — пискнул кто-то из толпы зайцев.
— И Чебурашком тоже- согласился трансвестит.
— И Шапокляком!- не унимался кто-то
— А вот с Шапокляком мы танцевать не будем, потому что он…то есть она, злой. То есть злая.
И тут музыкальная руководительница заиграла на расстроенном пианино «кукла с Мишкой громко топают, громко топают, раз-два-три».

Мы как зомби на шабаше стали в круг, упёрли руки в бока и стали танцевать ковырялочку- носочек, пяточка, носочек, пяточка. То есть картина Апокалипсиса была достаточно полной и в дополнениях не нуждалась.

С нами танцевал длинный и худой крокодил Гена в роговых очках, в котором можно было узнать папу Юли Ореховой и плешивый Чебурашка — её старший брат, который при поворотах с оттяжкой хуячил своими ушами мне и Владику прямо по лицу. Я едва терпел, а Владик не переставал рыдать, вытирая рукавом зеленые сопли.

Было очень страшно и обидно. Мало того, что тебя унижают ролевыми танцами со страшными существами, да ещё и пиздят по лицу ушами без всякой возможности ответить.

Потом Дед Мороз сказал, что будет раздавать подарки. Подарком оказался мандарин и прилагающийся к нему мятый шоколадный батончик.

Но просто так дарить подарки этот фемейл отказывался, ему надо было обязательно каждого ещё больше унизить, заставив его заработать это говно стихом, песней или танцем.

Плясать я умел только ковырялочку, и она уже была протанцована. Красные следы от чебурашкиных ушей на моем лице об этом довольно чётко напоминали.

Стихи я знал. И петь тоже умел громко. Поэтому колебался в выборе между этими двумя видами творчества.
Любовь к музыке пересилила.
Когда до меня дошла очередь я, стараясь не смотреть на нависшего надо мной бородатого травести, зажмурился и запел:

«Предо мной диванчик венский,
А на нем корсетик женский,
А на спиночке: вот так –
Чей-то форменный пиджак!
Колокольчики-бубенчики звенят, звенят.
Об ошибках моей юности твердят, твердят!»

Дед Мороз оцепенел на минуту, а потом замахав руками заорал что-то типа «да ты охуел, мальчик, да тут же дети, воспитатели и директор детского сада, да кто тебя такому научил?!!»

Я замолчал, и, обидевшись, уступил сцену Владику, который, не переставая рыдать, станцевал фрагмент из матросского танца яблочко и получил полагающийся подарок.
Ну и хуй с вами, подумал я, надо мне ваш сраный мандарин и растаявший батончик.

И только я так подумал, как подарок мне всё-таки подарили. Батончик был говно, конечно, а вот мандарины я тогда любил. Я тогда еще не зажрался и цитрусовые употреблял значительно реже, чем теперь. Да и вы тоже наверняка.

Вот так, друзья. Так что в Кончите вашей никакой оригинальности. Бабу с бородой придумали задолго до её триумфа.

И Дед Мороз всё-таки мудак. Хотя бы потому, что ничего из того, что я ему заказывал не дарил. Ну, на кой хер мне пенал или плюшевая собака, если я просил велосипед и набор гэдээровских индейцев?