«Туман, туман…»

694

Писал тут колонку для Salon AV про любимые фильмы о войне и не мог не вспомнить о «Хронике пикирующего бомбардировщика». Написав строчку «…в фильме поется другая песня, и она ничуть не хуже, несмотря на все старания, приложенные группой «Любэ» (неважно, с чем я её сравнивал), попытался вспомнить, кто же поет песню Колкера «Туман». Не вспомнил, полез в Вики.

Оказалось — композитор Станислав Пожлаков, красивый и талантливый человек, один из четырех детей в семье, переживших блокаду, автор песен, которые пели буквально все звезды — его современники, от Пьехи и Аиды Ведищевой до Хиля и Магомаева. Не сильно любимый мною Егор Летов называл Пожлакова одним из крупнейших мелодистов второй половины XX века, а композитор в ответ очень позитивно отозвался о летовской версии «Песни красноармейца».

А дальше я прочитал вот что.

«В последние годы жизни композитор тяжело болел (практически не мог самостоятельно передвигаться) и сильно нуждался, но при этом продолжал работать над новыми песнями, преимущественно на свои стихи.
В сентябре 2003 года группа мастеров искусств обратилась к губернатору Санкт-Петербурга Валентине Матвиенко с просьбой оказать композитору материальную помощь и содействие в лечении. Высказывалась также идея организовать в честь 50-летия начала творческой деятельности Пожлакова благотворительный вечер для сбора средств на лечение композитора. В просьбе было отказано без объяснения причин.
19 сентября 2003 года С. Пожлаков сообщил, что закончил работу над песней «Ночь окутала город родной» на собственные стихи. Песню мастер хотел предложить для исполнения Детскому хору Петербургского телевидения и радио. Впоследствии ноты и стихи найдены не были.
26 сентября 2003 года тело Станислава Ивановича было обнаружено соседями, зашедшими в его квартиру на ул. Фрунзе, дверь в которую была открыта несколько дней. По мнению народного артиста России Эдуарда Хиля (близкого друга Пожлакова) смерть Станислава Ивановича могла носить насильственный характер. Обстоятельства гибели композитора так и остались невыясненными».

Какое блядство. Какое чудовищное блядство.