Про люстрацию. Давайте рассмотрим предельный случай. Это будет в самом конце. А сперва — что такое предельный случай? И зачем его рассматривать? А вот что и вот зачем. Предельный случай – это случай, когда какой-то фактор доведён до максимума или до минимума. Его рассмотрение показывает пределы возможностей.

Собственно, рассмотрение предельных случаев – один из основных методов познания. Ключевой приём критического мышления. Началось всё с Сократа. Он решил, что всё надо критиковать и, рассуждая, доводить до предела.

В итоге древние греки заставили его отравиться, выпив цикуту, так как, будучи людьми неумными, они, как и многие сегодня, думали, что истина – где-то посередине, а предельные случаи – это абсурд и сумасшествие. Сократ выпил цикуту и умер, но с тех пор существует наука, которая как раз на его критическом мышлении и основана.

Наука, рассматривая предельные случаи, дала человечеству цивилизацию и прогресс. Вот, скажем, нагревание в обычных условиях, на воздухе. До каких пределов можно нагревать? Оказывается, для разных веществ – разные предельные случаи.

Скажем, будем греть сахар. Сперва он высохнет, потом расплавится, потом – почернеет. Потом превратиться в уголь, а потом уголь сгорит. В ёмкости ничего не останется вообще. Это предельный случай для сахара.

А вот, скажем, железо. До каких пределов можно нагревать его? Оно сперва расплавится. Потом станет гореть. Потом превратится в расплавленный оксид. Но он не испарится. Даже при предельно высоких температурах. Это предельный случай для железа.

Так вот, если потом в расплавленный оксид бросить уголь, то получится сталь. Так, поняв предельный случай железа, люди устроили гонку за высокими температурами, пока не научились плавить его оксид. А если потом в оксид бросить уголь – получится сталь. Люди смогли получать сталь. Массово, в промышленном масштабе. Сталь – основа нашей цивилизации.

Ну и наконец, люстрация. Рассмотрим предельный случай для России. Давайте люстрируем вообще всех. У сегодняшней России толком ничего не получается, давайте признаем деятельность всех-всех – негодной.

Аннулируем все дипломы. И введём вообще для всех запрет на ранее занимаемые должности и выбранные профессии. Теперь врач, военный, преподаватель, и т.д., могут работать кем угодно, но не врачом, военным, преподавателем, и т.д. — соответственно.

Ввезём учителей из успешных стран. Они станут переучивать на новые профессии. Получил новую – welcome в обновлённую экономику. Предельный случай. Что получится? Как с сахаром – «в ёмкости ничего не останется». Или как с железом — «в результате научились делать сталь»?