c9a07842652e

MayDay спросил своих постоянных авторов и читателей о том, что они думают о бомбардировках российскими ВВС городов в Сирии.

Marika Lank Меня начало новой российской войны что-то очень зацепило. Не знаю, почему. Даже вторжение в Крым и Донбасс не было таким шоком. Ощущение сюра от происходящего в России сменилось настоящим ужасом. Наверное глупо, но тлеет надежда, что этому отморозку окружение свернет шею в ближайшие дни, хотя бы из чувства самосохранения.

Yuliy Lieb Вряд ли, Марика. Думаю, все будет как раз наоборот — всплеск всенародного одобреня — мы им показали! Россия — мировая держава и Обама-чмо сдулся от нашего лидера. Ножками подергал, шуму понаделал, а сдулся. Другое дело — грабли. В Афгане спасали страну от американцев, и доспасались до пятнадцати тысяч погибших, десятков тысяч раненых и искалеченных душевно. Но наступать на грабли — такая есть забава на Руси. Начали с бомбежек, как с атаки на дворец Амина, а чем это продолжится? Там был Пакистан с поддержкой штатов, а тут Саудоская Аравия с той же поддержкой. Почувствуйте различие. С другой же стороны — Иран. Ну, и в середине всего — Израиль. Одно скажу не раздумывая — ничего хорошего не будет. Объективности ради добавлю, что Обама таки чмо, ни тактики, ни стратегии. Мало ему арабских весен породивших вместо искомой демократии хрен знает что в Ливии и едва не рарушившей Египет? Узел завязался не слабый. Убийство эрц-герцога Фердинанда слабо выглядит на этом фоне.

Максим Цыганов В России народ всегда недоволен властью и что бы власть не делала всегда она будет либо осмеяна, либо проклинаема. Не знаю, то ли народ такой, то ли власть, или повезло обоим.
Расклад по Сирии такой, что — фигуры расставлены и надо играть, да, можно о
тказаться, но тогда «твоё место возле параши» и сиди там, пока взрослые пацаны порешают что и как. Да, возможно это этюд с цугцвангом и проигрышем, но пока не начнешь играть — не поймешь, причем у этой игры довольно нечеткие правила и даже проиграв на одной доске можно выиграть на другой. Поэтому меня мало беспокоит начало военной операции российских ВВС в Сирии. Но вот ИГИЛ меня беспокоит и то, что я пока не очень понимаю как с ним собираются бороться, все вместе или каждый за себя меня беспокоит вдвойне.

Oleg Utitsin Ну война… А что война? Когда наша страна не воевала? Я лично войну не объявлял. Что делать, если попал в неё? Бегать , стрелять и жить вовсю каждую свободную от этих занятий секунду… А лучше послать туда лётчика Путина…

Oleg Utitsin от спеца по борьбе с терроризмом МВД РФ коммент: Лично я теперь прогнозирую серию терактов в Москве и России вообще в течение ближайших недели-двух со стороны «исламистов». Ответка, типа. А что касается боевых действий на Ближнем Востоке, думаю, что затяжными они не будут (три месяца максимум). Почему я столь оптимистичен? У ВВП теперь там Израиль и США при «личных интересах». А уж арабский мир…

Alice M Mannanova Это да, традиция «разогрев народа террактами» для перевода абстрактной войны в личную — это очень пугает (

Ирина Ткаченко Сегодня, между прочим, состоялись слушания одного из подкомитетов Конгресса в Вашингтоне. Тема — рост опасности радикального ислама для России. Делюсь кое-чем: — демографиеская база для рекрутирования и радикализации мусульман в России — самая большая в Европе. В стране 20 миллионов мусульман плюс миллионы приезжих: около 2 миллионов узбеков, 1-2 миллиона таджиков, миллион киргизов, два с половиной миллиона незарегистрированных мигрантов; — действия радикалов постепенно становятся более дерзкими (приводилось в пример, в частности, нападение в 2012 году в Казани на муфтия Татарстана и его первого заместителя, в результате которого один был убит, второй тяжело ранен); — значительно активизировалось рекрутирование исламистами в свои ряды молодежи из стран Центральной Азии и России (как примеры — Исламское Движение Узбекистана, Кавказский Эмират, действующий на Северном Кавказе, активисты из Ближнего Востока, свободно проникающие через границы) — рост числа имамов-исламистов: десятки их работают в мечетях Татарстана и Башкортостана; На сегодняшний день только в Сирии среди джихадистов воюют около 2400 говорящих на русском языке. Русский язык стал здесь третьим по распространенности — после арабского и английского. Из общего количества иностранных рекрутов в рядах ИГИЛа (30,000) около 4500 — из стран Запада, 2400 — из России, 3,000 — из стран Центральной Азии. Еще 1,500 рекрутов воюют в рядах аль-Нусры. Спрашивается: что делать с этими людьми (если их не уничтожат на войнах), когда они решат вернуться домой?
Отмечу любопытное: мнение американских экспертов, которые описывали мотивы поведения России на БВ и в частности, в Сирии, ссылаясь на стремление ВВП подпереть любыми силами Асада, отвлечь россиян от экономических проблем, играть мускулами, возрождая страну наподобие СССР, члены подкомитета нашли неубедительным. Вот что сказал председатель подкомитета, подытоживая заседание (не дословная цитата): …Я не сторонник идеи, что Путин находится в Сирии только ради того, чтобы поддержать Асада… И не считаю, что наш враг в Сирии — это Асад. Мы за последние несколько лет наделали ошибок. То нам нужно было убрать Саддама. Это была жуткая ошибка. Нашим врагом был не Саддам. И там случился хаос. …Когда мы убрали Каддафи, там тоже случился хаос. Мы тогда думали, что нужно поддержать какую-то третью силу. И что с того, что Каддафи свергли с нашей помощью умеренные силы? Пол-страны на сегодняшний день оказалось под контролем радикалов. И вот опять сейчас разговоры о том, чтобы поддерживать какую-то третью умеренную силу в Сирии. Я против. Что — эта умеренная сила свергнет Асада, и снова не возникнет вакуум власти? и им не воспользуются радикалы? Даже если Россия в Сирии только для того, чтобы подпереть Асада — Асад не в списке тех, кому нам надо вставлять палки в колеса. Нам надо анализировать действия России и её мотивацию. И эти рассуждения о том, что Путин играет мускулами или что он — гангстер на арене — типичные вещи, которые приходится слышать всякий раз, когда предпринимается попытка понять, что, черт возьми, там думает Россия. Мотивы России сегодня не те, что были у Хрущева, когда он выставил ракеты на Кубе. Путин, я думаю, понимает опасность, которая исходит от радикального ислама для страны через подбрюшье России. А нам надо следовать теории «враг моего врага — мой партнер.» Искать партнеров и с ними кооперироваться.
Да, стоит добавить, что говоривший это — республиканец.

Tania Ratcliff Еще интересна позиция Саудитов, которые вроде как настаивают на смещении Асада и таким образом в оппозиции РФ. А себестоимость из нефти ниже российской намного, если не ошибаюсь. Интересно и как имидж «бомбящего» Сирию государства скажется на безопасности РФ. В общем будем наблюдать.
Продолжение здесь

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks