«Трепетал и ждал вождя…»

2014
5ca7d79ff1e771ce2a746e301f1b158d
Maxim Kantor:
 Из жизни патриотов

…рассказывал сын коменданта Кремля — тех, сталинских, лет.

Сталин работал ночью.
Не потому, что надрывался, а просто он днём спал.

Секретарь Сталина Поскрёбышев на всю ночь не оставался, но приходил в кабинет еще затемно, чтобы дать ход ночным бумагам.
Сталин оставлял на столе решения разных инстанций — со своими резолюциями.
В частности — оставлял расстрельные списки.
Надо сказать, что эти списки с автографами вождя я видел сам — в архивах, куда попасть сложно, но можно. Сталин подписывал 20-30 списков на расстрел и на аресты — и часто вписывал фамилии неугодных сам, Он дополнял списки. а на полях документов писал ругательства.

Так вот, Поскрёбышев утром эти списки с пометками забирал и отсылал куда следует. И вот однажды он в списке нашёл имя своей жены.
Это была принятая практика — вот, и у Молотова жену посадили на много лет; и ничего — внук Молотова сегодня по-прежнему без лести предан делу сталинизма.
так вот, Поскрёбышев (дивная фамилия) нашёл имя жены в очередном листе.
Он опечалился. Он был верный служака, но он расстроился.
И вот, он остался ждать Хозяина — Сталин приходил во второй половине дня. Поскребышев сидел на кончике стула, трепетал и ждал вождя.
Сталин пришел.
Поскребышев, не произнося не слова (а что тут скажешь?) — встал на четвереньки и на четвереньках пополз через кабинет к ногам вождя.
Вождь посмотрел на секретаря брезгливо.
— Бабу жалеешь? Ступай домой — будет тебе баба.

Поскребышев повлекся домой. Дверь ему открыла приятная блондинка.
— Я ваша жена. Зовут Люся.

Почему-то вспомнилось. Наверное, музыка навеяла.