Аддис Гаджиев:

 

…посвящается моим американским друзьям…

 

Трансильва́ния, или Эрдей, или Семиградье (лат. Transsilvania «Залесье», рум. Transilvania, нем. Siebenbürgen («Семиградье»), венг. Erdély, укр. Семигород) — историческая область на северо-западе Румынии. Регион Парциум, разделяющийся на исторические области Банат (юг), Кришана (центр) и Марамуреш (север), также относят к Трансильвании, хотя исторически он не является её частью.

В романе «Дракула» ирландского писателя Брэма Стокера главный персонаж, вампирграф Дракула, живёт в Трансильвании.

С тех пор Трансильвания часто фигурировала в произведениях на вампирскую тематику.

 

Широкое лезвие «хайвея» ножом разрезало ровную скуку благополучной сельской округи.

Огромная и добротная американская машина бесшумно катила по расплавленному асфальту дорожного полотна, оставляя за собой многочисленные мили пройденного расстояния от Джексонвилла.

Приятная прохлада салона контрастировала с жарким маревом за окнами.

Автомобиль промчался мимо дорожного указателя с надписью «Пенсильвания».

«Ух ты, мы на родине Дракулы!» —  раздался восхищённый возглас юноши лет пятнадцати, прильнувшего к боковому стеклу.

Водитель, мужчина среднего возраста с белыми, как снег, волосами, с красивым бронзовым загаром и очками в золочёной оправе на носу, взглянул в зеркало заднего вида, отражающее мальчика, произнесшего фразу, сидящего на заднем сидении.

«Дракула жил и работал в Трансильвании, а это Пенсильвания!» — рассудительно молвил мужчина, обращаясь как бы в никуда.

«Нет, он определенно всё таки недоумок» — подумал он и прыснул смехом одновременно вместе с женой, сидящей на пассажирском кресле.

Вот ровно так, впервые он подумал давно-давно в далёком отсюда краю, на другом континенте, в стране которой уже и нет больше, там, где идёт по зимам снег крупными хлопьями и стоят сильные морозы.

Это было лет десять назад.

Мужчина, весь в снегу, возвращался домой с очередной попытки устроится на работу, в лёгком не по сезону осеннем пальто, а стоял конец декабря.

Грустные мысли роились в голове у мужчины, покрытой пушистым снегом, хотя и под снегом голова была усеяна и без того белыми, рано поседевшими красивыми волосами.

Мужчина всегда ходил с непокрытой головой.

Войдя в подъезд старинного здания  со львами на пилоне, мужчина очутился в необычайно красивом, с росписью на пятиметровой высоте потолке, подъезде.

Непроизвольно задрав голову, рассматривая живописное панно, сделав несколько шагов по лестнице ведущей к такому же как подъезд старинному лифту в ажурном металлическом обрамлении, он оказался у массивной железной распашной двери лифта.

Кнопка вызова мерцала красным цветом, подъёмный механизм натужно гудел, и было видно как иллюминированная кабина двигалась вниз. Хищно лязгнули стопора, кабина замерла, но никто из лифта не показался.

Мужчина уже взялся за ручку двери, как вдруг открылись внутренние обшарпанные створки и взгляду мужчины открылась странная картина.

В кабине босой, в майке и в красных трусах находился мальчик лет 4-5, худой, даже тощий не по возрасту , с красивым бледным восточным лицом и миндалевидными карими глазами, с взъерошенными цвета вороньего крыла волосами.

Глупая улыбка блуждала на его лице, в руках мальчик держал огромный чугунный старинный утюг!

«Кирпич все время воруют, папа, вот приходится с утюгом ездить!» по-прежнему улыбаясь промолвил мальчик.

«Нет, он определённо недоумок.» — пронеслось в голове у мужчины: «Мало того что мы оказались беженцами в чужом городе без работы, без средств к существованию, без определённой перспективы, жена постоянно болеет от здешней сырой погоды и отсутствия солнца практически всегда, так мой родной и единственный сын ещё и дебил!»

Потом конечно же выяснилось, что старинный и нуждающийся в капремонте лифт, не чувствовал веса худенького мальчика и чтобы добрать необходимый вес, сообразительный мальчик ставил на пол кабины увесистый кирпич, который постоянно и воровали!

А в данном случае, завидев грустно бредущего отца из окна, малыш, бросился  встречать его и уже в лифте обнаружил отсутствие кирпича и сообразил взять с собой тяжелый утюг!

Дорожный знак «Пенсильвания» уже почти скрылся из поля зрения в зеркале заднего вида.

Мужчина поправил сползшую с переносицы дорогую оправу очков, вновь бросил взгляд в зеркало и на секунду ему показалось, что на заднем сидении сидит не юноша с лёгким пушком над верхней губой, а пятилетний малыш, обхвативший обеими руками старинный чугунный утюг.

 

26.01.2015/Москва/ Аддис Гаджиев