Токаев: атака на деньги семьи

11 января, 2022 6:46 пп

Мэйдэй

Вадим Борейко:

Речь, конечно же, о речи президента Токаева, с которой он выступил 11 января перед парламентом.
Самым радикальным был, на мой взгляд, экономический блок. Про себя я назвал его «Атака на деньги Семьи». Было такое впечатление, что у президента сняли повязку со рта.
Моё удовлетворение вызвал вот этот фрагмент: “У предпринимателей и в целом в обществе множество вопросов вызывает деятельность компании, которая называется “Оператор РОП”. Дошло до того, что было организовано некое общественное движение против этой частной компании. Я поручаю правительству принять меры по прекращению утилизационного сбора и распоряжению утилизационным сбором “Оператором РОП”. Этим должна заниматься государственная организация, как положено в зарубежных странах”.
Будем надеяться, что многомесячная борьба движения «Нет утильсбору!» и канала Гиперборей против оператора РОП и его первого учредителя Алии Назарбаевой завершится реальными результатами, а не утонет в болоте чиновничьих проволОчек.
Тем не менее, считаю это личной победой каждого нетутильсборовца и общей победой всего общества! Искренне поздравляю казахстанцев.
Ещё цитаты. «Благодаря Первому Президенту – Елбасы в стране появилась группа очень прибыльных компаний и прослойка людей богатых даже по международным меркам». Это уже прямой вызов предшественнику.
Далее. «Банк развития Казахстана превратился в личный банк для избранных, мы всех знаем пофамильно, а мог бы работать на малый и средний бизнес».
Кстати, этот банк был готов финансировать либо уже финансирует через фонд «Казахстан Инвестмент Девелопмент Фанд», который учрежден комитетом по госимуществу и приватизации Минфина, строительство гигантского туристского комплекса в Астане.
В 2020 году этот проект стоит 1 триллион тенге. А в прошлом году уже 2 триллиона. Ради строительства этого комплекса и нескольких ЖК – в Астане и уничтожается система городских озер Малый Талдыколь.
Я уже говорил в одном из выпусков, что самосвалы засыпАли озера в самые горячие январские дни, даже когда чрезвычайное положение ввели и в Астане. Продолжают они это делать и сейчас.
Через тот же фонд и из того же Банка развития Казахстана планировалось финансировать и строительство ВИП-отеля в урочище Бозжыра.
Хочу верить, что Токаев, в конце концов, остановит оба этих беспредела. Он не может не видеть, что в столице уже полгода происходит публичное экологическое преступление. А в урочище Бозжыра может быть совершено такое же.
Поехали дальше. «Сложившаяся система ориентирована главным образом на обслуживание крупных структур по принципу «Друзьям все, остальным по закону». По сути данная система еще более усиливает олигополию в экономике». Это привет олигархам – Евразийской группе, то есть Машкевичу и Шодиеву, Владимиру Киму и Казахмысу, Булату Утемуратову и другим кошелькам.
Следующая цитата: «Бардак на границе с Китаем общеизвестен. Страна теряет десятки миллиардов тенге в виде налогов». Секретом Полишинеля было то, что Алматинская область, в том числе таможня на Хоргосе – вотчина брата Булата Назарбаева, первого президента.
«Строительство ЛРТ, говорит Токаев, – превратилось в серьёзную проблему, проект изначально был ошибочным, проект с сильным запахом коррупции». Сильный запах коррупции – это очень деликатно сказано. Коррупцией просто провонял не только этот проект, но и насквозь всё государство.
Наконец впервые открыто сказано про тендеры, в том числе в Самрук-Казына. Госзакупки – это узаконенная система откатов. А способ закупки из одного источника теперь должен стать официальным синонимом коррупции.
Напомню президенту про еще два крупных экологических проекта, которые находятся под контролем Алии Назарбаевой.
Первый – это 6 мусоросжигательных заводов, которые собирались строить в крупных городах, когда в стране еще фактически нет системы сортировки и переработки отходов. И эти заводы стали бы травить граждан неизвестно чем.
Второй – Международный центр зеленых технологий и инвестиционных проектов (МЦЗТ). На самом деле он никакой не международный, а казахстанский. Эта организация – оператор перехода Казахстана на рельсы зеленой экономики и оплот будущей колоссальной коррупции.
Бюджет декарбонизации экономики – это переход от сжигания угля на экологичные виды топлива – обойдется в ближайшие 40 лет в 650 миллиардов долларов. Наши власти рассчитывали на займы от иностранных банков, которые отдавать пришлось бы не им. И такими деньжищами распоряжался бы МЦЗТ.
Кстати, его возглавляет бывший казахстанский чиновник, экс-глава корпорации «Правительство для граждан», а ныне гражданин Мальты Данияр Еренчинов. На квазигосударственной стратегической должности – то ли иностранец, то ли человек с двойным гражданством. Начиная с марта, канал Гиперборей кричал об этом не менее пяти раз. Но всем было фиолетово.
Акционерами Центра зеленых технологий являются Министерство экологии и Ассоциация экологических организаций Казахстана, причем у нее 50 процентов плюс одна акция. Учредитель ассоциации – частный фонд Алии Назарбаевой. Председатель правления АЭОК – Айгуль Соловьева.
В общем, если пошукать по закромам, можно найти не один миллиард долларов, закатившийся за половицу.
Расширенный список гнилых коррупционных проектов я уже приводил дважды – в последнем по времени интервью с Досымом Сатпаевым от 8 января и в выпуске от 5 января.
Политический блок речи Токаева был более привычным, скажем так. Ясно же, что ни закон о митингах, ни закон о партиях не работают. Но я понимаю, что не всё сразу. Однако обратило на себя внимание то, что на этот раз не было наезда на правозащитников, гражданских активистов и независимых журналистов, которые так неприятно поразили многих – и меня в том числе – в обращении Токаева 7 января.
Повторю еще раз. Главную опору Токаев найдет сегодня не среди чиновников и лизоблюдов, а в обществе. Прежде всего – в гражданском обществе.
Вообще, я услышал в его речи много знакомых мотивов, которые постоянно звучали на нашем канале. В том числе в интервью с Досымом Сатпаевым. А ведь не скажешь, что Гиперборей поддакивал власти. Мы критиковали Токаева практически в каждом выпуске, причём за дело. Может быть, он понял, наконец, что честная критика – это животворящая сила. А вообще президент произвел впечатление человека, который десятилетиями всё носил в себе. И тут вдруг заговорил.
Сплотился ли я вокруг президента Токаева? Сегодня ответ для любого разумного человека вроде должен быть однозначным – положительным. Но я обратил внимание, что первыми вокруг Токаева начали сплачиваться всепогодные деятели, которые ещё в декабре зализывали последние отверстия первому президенту.
И я решил не торопиться сплачиваться. Лучше, как и раньше, постою отдельно. Особняком. Тем более что со стороны ситуацию видно лучше, чем из толпы. Нормальное состояние журналиста – оппонировать власти. Любой. Поэтому я буду заниматься тем же, чем и раньше. Критиковать. То есть предупреждать об опасностях.
Надеюсь, Токаев понял, что критика по делу, даже обидная, – это всего лишь независимая экспертиза. Которая необходима власти, как воздух. 30 лет в Казахстане всеми способами душили свободные медиа, и мы видим, к чему это привело. Не могло не привести.