Таскай их, русский Ваня, таскай…

1164
kinopoisk.ru
kinopoisk.ru
 Игорь Панин

ПРО ИВАНА И СИНДБАДА

Ни одному народу в мире не промыли мозги так, как русскому. Ни один народ не будет действовать себе во вред, при этом считая подобные действия первейшей обязанностью и даже испытывая чувство гордости. Я, разумеется, не обо всех. Но, скажем так, немалая часть нашего народа действительно живет в какой-то искривленной реальности, вот буквально видит в белом черное и наоборот.

В сказках «1001 ночи» есть занимательный эпизод. Там Синдбад, оказавшись на незнакомом острове, обнаруживает маленького изможденного старичка (в некоторых переводах – карлика). Этот карликостарик просит Синдбада донести его до какого-то места. Посадив полуживого незнакомца себе на шею, Синдбад доносит его до нужной части острова. Но вдруг оказывается, что седок не хочет спускаться на землю. Он начинает душить Синдбада своими кривыми ногами. И мореплавателю, оказавшемуся в плену, приходится с этим смириться; он целыми днями таскает на себе мелкого поганца, который жрет от пуза, а Синдбаду оставляет лишь объедки, чтоб у того хватало сил таскать его по острову. Вдобавок старый карлик гадит прямо на Синдбада, а чуть что – снова его душит. В итоге Синдбаду удается перехитрить своего противника. Он предлагает ему перебродивший сок винограда, после которого захмелевший старик крепко засыпает. Тогда Синдбад осторожно кладет его на землю, берет увесистый камень и превращает голову старика в кровавое месиво. Прав ли был Синдбад? Или нужно было до конца дней своих таскать на шее эту пакость? Решайте сами.

Но есть еще и не менее интересная сказка про Ивана. Из новейшей истории, так сказать. У Ивана на шее – целая куча карликов, которые бьют его, плюются, щипаются, душат, угрожают, ну и гадят на него, конечно же. А в довершение ко всему – танцуют у него на голове зажигательные танцы. Ивану это не очень приятно, но ему с детства внушили, что таскать и кормить неблагодарных карликов – это его долг, миссия, смысл жизни, что в этом даже его величие! Ему и сейчас об этом говорят день и ночь. По телевизору рассказывают, в газетах пишут – как тут не поверить?! Он и таскает, он и кормит. Иной раз и хочется их сбросить, когда совсем невмоготу становится, но сразу мысль: «Да ведь тогда многонациональный мир разрушится, страна распадется!» Испуганный такими жуткими перспективами, он гонит от себя «крамольные» мысли. Старается вспомнить что-то хорошее. Вспоминает Гагарина, старые добрые кинокомедии, олимпиаду-80. И даже где-то появляется у него чувство гордости, с которым кажется, что карлики не так сильно дерутся и не так обильно гадят. «Да что мне, тяжело, что ли? Сдюжу, привык ведь», — думает Иван. Только вот об одном он не думает – о будущем. А будущее его – ой, как печально! Таскай их, Ваня, таскай…