«Там сегодня летали стаи курлыкающих потревоженных мужиков…»

1708

Были у меня две закадычные подружки, две сестры. Жанна и Диана Демиховские.

Жанне было восемьдесят, Диане на пару годков поменьше, мне двадцать.

Диана была известным в Москве букинистом. Жанна всю жизнь проработала на Мосфильме.

Я их получила в наследство от родителей. Всю жизнь они прожили вместе, в крошечной квартирке на Большой Грузинской.

Там постоянно тусовались, как теперь бы сказали, киношно-театральные знаменитости всех мастей и прочие легендарные личности. Да и сам дом напоминал сцену.
Как-то забежала я поздравить девочек с 8 марта. Жанна сидела в вольтеровском кресле и изучала биографию Ротшильдов. Один из них, как выяснилось, подарил своей любовнице не то банк, не то горнодобывающую монополию в Южной Африке. Просто так. От хорошего настроения.
— Ну, а тебе что подарил твой кавалер к празднику ? – строго спросила Жанна, разминая беломорину.
— Мимозу, — смущенно призналась я.
— А мне мой — тюльпан в презервативе, с Тишинки. Я видела, там сегодня летали стаи курлыкающих потревоженных мужиков… Да, Женька, — траурным голосом подытожила она, выпуская дым колечками,- ничего не попишешь. К нашему берегу – то говно, то щепка…
С тех пор сей суетливый праздник я как-то всерьез не воспринимаю. И знаете почему ? Потому что именно в этот день никто не дарит ни банков, ни монополий, ни даже самой завалящей бензозаправки. В другие дни — сколько хочешь, на вес. А на годовщину солидарности трудящихся дам в борьбе за равенство с трудящимися кабальерами ни-ни. Kак сговорились !