i

Экономический эксперт московского Центра Карнеги и известный финансист Андрей Мовчан по просьбе Радио Свобода постарался дешифровать логику мира, в котором живет Костин и где не нужно кредитовать малый бизнес и нет кризиса:

отсюда

– Я коллекционирую, как инвестор и аналитик, цитаты, и цитаты Костина с реальностью коррелируют меньше чем в 50 процентах случаев. На него как аналитика я бы полагаться не стал. То, что он говорит, что кризиса нет, с вероятностью менее 50 процентов говорит нам о том, что его нет. Это просто некоторое историческое наблюдение. Другое дело, мы понимаем, что Костин живет в своем мире, в мире его микрогосударства, которое снабжается деньгами от государства в любом количестве для затыкания любой дыры, и кризиса в нем, конечно, нет и быть не может. Это, вообще говоря, аналог России с бесконечной ценой нефти. Если бы нефть стоила бесконечность, то Россия существовала бы так же, как сейчас существует ВТБ. Поэтому там, на этой поляне, кризиса, конечно, нет никакого и быть не может. При этом для него, как главы государства ВТБ, малый и средний бизнес являются территорией чужих государств, и они представляют для него больше угрозу, чем интерес. Потому что он не может не замечать, как быстро растут невозвраты и неоплата процентов, и конечно, в этой ситуации лучше не инвестировать и не давать денег, потому что обратно можно получить намного меньше, чем ожидаешь.

Дайте мне инвестиции, дайте мне дешевого кредита

– Вы раскрыли логику выступления Костина. А еще на форуме выступал Дерипаска, который говорил фактически прямо противоположное. 

– Дерипаска тоже король своего королевства, и его интересует свое королевство, а его королевство находится с другой стороны баланса – это промышленное королевство, у которого очень высокие долги. И конечно, в ситуации, когда конкурентоспособность низкая, а долги высокие, и стоимость их высокая, тебе хочется, чтобы стоимость долгов упала, и чтобы ты мог пустить к себе капитал инвесторов. И в этот момент ты замечаешь, что инвесторов нет, и очень дорого стоят кредиты, и волнует тебя только это. Дайте мне инвестиции, дайте мне дешевого кредита – и я спасу свою компанию. Если у Костина проблема спасения банка ВТБ вообще не стоит, он финансируется государством настолько, насколько надо, у Олега Дерипаски именно эта проблема является главной, поэтому они говорят абсолютно разные вещи.

Государство не очень понимает, что такое инвестиции и зачем они

– Форум называется инвестиционным, «Россия зовет», проводится ВТБ. То есть государство пытается привлечь инвестиции? 

– Я думаю, мы усложняем вопрос, и наше государство действует абсолютно тактическими методами, а инвестиции – это всегда стратегический вопрос. Государство просто не очень понимает в своем нынешнем состоянии, что такое инвестиции и зачем они вообще нужны. Решается вопрос: сегодня у нас хватает на бюджет доходов или нет? Нет – значит, надо поднять налоги, напечатать денег, потратить резервы. Завтра придет – будем решать, хватит завтра или нет. Я думаю, этот форум, как любое государственное начинание, отвечает, скорее, интересам широкого круга людей, от рекламных агентов, которые на нем зарабатывают, до топ-менеджмента ВТБ, который может позволить себе дополнительный пиар. Форум проходит по инерции. Сбербанк отказался, например, от таких форумов, потому что у Сбербанка более трезвый взгляд на ситуацию, они понимают, что они не очень нужны. Сбербанк свое инвестиционное подразделение сильно сжал, будучи более реалистичным в прогнозах. Инвестиций, конечно, никаких нам ждать не приходится, и дело, может быть, немножко в санкциях и очень сильно в том, какую мы экономику построили, какую страну мы построили, и в общем разочаровании инвесторов и бизнесменов. Об этом, кстати, еще в 2013 году, еще до Украины, санкций, кризиса, и нефти, писал Минфин в официальном сообщении. По итогам исполнения бюджета 2013 года он писал, что тотальное недоверие инвесторов и предпринимателей приводит к отсутствию инвестиционного фона. Ничего нового ни Штаты, ни Украина, ни санкции, ни нефть не внесли, ситуация точно та же, что была в 2013 году.

С пенсионеров убрать статью намного легче

– Министр экономического развития Алексей Улюкаев сказал, что нужно как можно быстрее повышать пенсионный возраст, иначе потом его надо будет поднимать еще жестче. А бывший министр финансов Алексей Кудрин считает, что пенсионный возраст поднимут после выборов президента. Получается, вопрос решен, и надо понять только, когда это делать. Это значит, что стратегия государства – брать деньги у населения?

– Я думаю, сейчас основная проблема государства состоит в том, что оно сосредотачивается не на формировании хорошего бюджета, формировании доходной части, а на том, как формировать часть расходную. На доходной части все давно поставили крест, и все, видимо, понимают, что нам никаким способом не удастся сформировать эту часть так, чтобы она росла вне зависимости от цены на нефть. У нас один только пример: у нас за пять лет практически в два раз упал не связанный с нефтяной промышленностью экспорт. Вроде бы все индустрии могли работать, и деньги были в стране, и инвестиции могли быть, а вот он упал в два раза. Это говорит о том, насколько мы не в состоянии поддерживать собственную экономику и не ждать от доходов бюджета изменений в связи с ценой на нефть. А расходы можно зажимать, только убирая статьи. При этом с пенсионеров убрать статью намного легче, потому что ты сразу узнаешь, сколько ты срезал. А с ВТБ сложнее, потому что можно номинально сказать «не дадим», а потом, когда ВТБ придет и скажет, что он банкрот, вы все равно дадите, потому что банкротство ВТБ повлечет за собой крах финансовой системы и огромные проблемы с точки зрения всей цепочки, и заемщиков ВТБ, и населения, которое депозиты держит в ВТБ, и так далее. В этом смысле налог на всех пенсионеров, конечно, меньше бьет по индивидууму, чем банкротство ВТБ, и точно надежнее с точки зрения источника денег.

Костин и Путин на форуме

Костин и Путин на форуме

Население огороды копает, подрабатывает, устраивается

– Но если сокращать расходы на население, оно тоже может быть недовольно. И может быть, даже быстрее, чем в результате гипотетического кризиса, вызванного ВТБ. 

– У населения есть значительно большая эластичность, чем у ВТБ. ВТБ ничего не сможет сделать, если не получит денег, а население огороды копает, подрабатывает, как-то устраивается. Кроме того, наше население традиционно очень позитивно и лояльно. У нас и в середине 90-х не было никаких возмущений, революций, хотя жили намного хуже. И я думаю, что в правительстве есть трезвое понимание того, что и в три, и в четыре раза сократив потребительские возможности населения, мы не получим акций протеста. Уже видели это 20 лет назад, все нормально, проходит. А ВТБ – огромный кусок финансовой системы, и если его не поддерживать до конца, то мы потеряем тогда многие другие крупные банки, которые на него завязаны. А если будет тотальный крах финансовой системы, может не устоять вся экономика.

Если у вас нет земли, бессмысленно поливать веточку

– Ну хорошо, вот эти слова Костина о кредитовании – действительно ли малый и средний бизнес не приносит ничего государству и его кредитование неважно сейчас? 

– Здесь важно точно соблюсти логику. Если у вас в стране условия, в которых средний и малый бизнес не может нормально развиваться и существовать, просто по определению, то – в некотором смысле – бессмысленно давать ему кредиты. И в этой извращенной логике Костин прав. Если у вас нет земли, то бессмысленно поливать веточку, она не вырастет. Земли нет, и давать землю никто не хочет, хотя понятно, какие условия надо создавать, чтобы малый бизнес активно рос, но это никому не нужно. А значит, нет кредитования. Мы совершенно точно знаем, что если бы в России была пропорция малого бизнеса и ВВП такая же, как в Штатах, то у нас был бы еще дополнительно почти триллион долларов ВВП. Триллион долларов ВВП для нас сегодня фантастическая сумма! Это великолепная сумма, которая совершенно изменила бы расклад в экономике, в бюджете и во всем остальном. Но для этого нужно преодолеть определенные внутренние, психологические сложности, видимо, для этого нужна совсем другая система правоприменения, совершенно другая система гарантирования и стимулирования, абсолютно другая система обеспечения инфраструктуры бизнеса, отношение к нему нужно совершенно другое и так далее. Если посмотреть, как это происходит от Канады и до Кореи, через все континенты, государство всерьез занимается вопросом обеспечения условий для малого бизнеса. В России мы всегда занимались обеспечением условий для изъятия у этого бизнеса всего, что только можно. Поэтому, раз почвы нет, на асфальте ветки поливать бессмысленно – не растут.

Чиновничья вертикаль – не вертикаль, а облако

– Можно услышать разговоры, что нужна реформа, и в нынешней ситуации ее можно провести. Почему власть не делает этого? Это несет угрозу самому ее порядку? 

– Я не склонен упрощать. Я думаю, там, конечно, в какой-то степени опасаются независимого капитала. Я думаю, историю 2003 года помнят, что такое по-настоящему независимый капитал. Но это далеко не главное, если вообще принимать это в расчет. Я думаю, там две проблемы. Первая проблема: люди живут в определенной парадигме, у них есть некоторое убеждение, которое они вынесли из юности, из институтов, которые они заканчивали, с работы, которой они занимались до 1991 года, и эти убеждения сводятся к тому в основном, что если все хорошее разрешить, а все плохое запретить, то останется только хорошее. Они абсолютно не понимают, что такое управление мотивацией, что такое дать возможность и мотивировать делать. Они понимают только административно-командную систему. И в рамках этой административно-командной системы они, в общем-то, пытались много раз что-то сделать, и каждый раз получался ноль. Потому что в экономике такая система не работает в принципе. И они, видимо, убедились, что, что ни делай, все равно ничего не получается. И в некотором смысле Костин выражает эту точку зрения достаточно открыто. Он имеет в виду, что пробовали уже и так, и эдак, и разрешить, и запретить, и приказать, и обязать – и все равно не работает. А по-другому не умеем, не знаем как, никогда не делали. И вторая большая проблема в этой связи – это проблема проводящей среды. У вас, кроме первого лица, в стране есть еще лицо второе, десятое, миллионное, и чиновников у нас миллион, а вокруг них работает еще пара миллионов людей, и так далее. Все донельзя забюрократизировано, и чиновничья вертикаль на самом деле совершенно не вертикаль, а облако огромное, и она получила фантастические права за эти 15 лет, и как бы вы им ни приказывали проводить реформы, это все будет сводиться к одному и тому же – как получить больше власти, взять больше взяток и как саботировать реальные действия. Потому что за каждое реальное действие тебя могут взять за одно место, если решат, что сделал не так. Мы видим каждый день в стране, как это происходит. Поэтому, если даже сейчас написать красивый проект, административный, реформ сверху в интересах малого бизнеса, он все равно умрет и утонет, как у нас умерло и утонуло уже немерено подобных реформ. Делать надо совершенно другую вещь – нужно либерализовывать систему, разрушать вертикаль, отдавать права хозяйствующим субъектам, но это мы не умеем, мы так никогда не делали.

Валентин Барышников

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks