«Таким образом, сидя в тюрьме, Максименко, Ламонов и Никандров заработали уже более 2 млн рублей каждый…»

1786

Вчера в Мосгорсуде: судья Юрий Пасюнин задает вопрос руководителю Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности Следственного комитета РФ Михаилу Максименко, сидящему в Лефортовском СИЗО 8,5 месяцев:
— Семейное положение?
— Женат, — еле слышно отвечает болеющий Максименко.
— А по материалам дела вы не состоите в браке, — замечает судья.
— Может, уже развели, — тихо и обреченно произносит обвиняемый.
На суд к Максименко никто из родственников не ходит, тогда как к его заму по тому же главку арестанту Ламонову семья вчера пришла в Мосгорсуд в полном составе и с плакатами, на которых было написано от руки большими буквами «Папуля, мы тебя любим» и «Береги себя, мы с тобой». Но обоих обвиняемых материально поддерживает сам глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин. Благодаря ему, сидя в СИЗО, они продолжают получать зарплату и доплаты за звание и выслугу лет, и таким образом, сидя в тюрьме, Максименко, Ламонов и их подельник первый замруководителя ГСУ СК по Москве Никандров заработали уже более 2 млн рублей каждый. А за семьей Максименко Бастрыкин сохранил еще и служебную квартиру бизнес-класса на Мироновской улице. В представленных ФСБ материалах оперативно-розыскной деятельности Бастрыкин не усмотрел порочащих поступков либо нарушения присяги сотрудника СК, за которые по закону «О Следственном комитете» следовало бы уволить обвиняемых во взятке от уголовного авторитета Шакро — он лишь временно отстранил их на период расследования дела. Поэтому на доводы следователя ФСБ, что оказавшись на свободе они могут скрыться от следствия, Ламонов, в частности, ответил с гордостью: «Я действующий сотрудник Следственного комитета, у меня полсемьи офицеры, куда я убегу?»