Такие времена

1076

Зоя Светова:

Так сошлось, что сегодня 33 года, как был арестован мой отец и сегодня 95 лет Верховному суду. Нынешний председатель Верховного суда Вячеслав Михайлович Лебедев, будучи председателем Мосгорсуда, приговорил Феликса Светова к году тюрьмы и пяти годам ссылки.

Выносил он и другие приговоры диссидентам. В частности,в 1985 году он осудил Елену Санникову на год мордовских лагерей и четыре года ссылки.

Недавно один человек из близкого окружения Лебедева сказал, что лично Вячеслав Михайлович против моего отца ничего не имел, просто времена были такие.

Так вот и сейчас «такие времена». Вспомнит ли кто-то из вас какое- либо решение Верховного суда последних лет, за которое Лебедеву не должно быть стыдно, как профессиональному юристу?

Дело Михаила Ходорковского- политически ангажированное — все жалобы были оставлены без внимания. Только когда Путин помиловал Ходорковского, Верховный суд выпустил из-под стражи Платона Лебедева.

Аппеляция по делу Олега Сенцова, Клых и Карпюка — приговоры оставлены без изменения.

Жалоба Варвары Карауловой на приговор Московского окружного военного суда оставлена без изменения.

Апелляционная жалоба по вердикту суда присяжных по делу Сергея Зиринова, когда несколько присяжных заявили о беспрецедентном давлении на них сотрудников ФСБ, убеждающих вынести обвинительный вердикт, разе это не дело Верховного суда?

Это всё громкие дела.Но сколько не таких громких дел!
А последняя история с Алексеем Малобродским, которого держат под стражей только потому, что у него есть второе гражданство, и следователи и судьи считают, что он может скрыться, если его, например, отпустить под домашний арест.

Интересно, если вдруг жалоба Малобродского наконец дойдёт до Верховного суда, изменят ли лебедевские судьи Малобродскому меру пресечения?

После приговора Варе Карауловой, я написала Лебедеву письмо. Оно так и осталось без ответа. Оно особенно актуально сегодня, в день рожденья Верховного суда:
«Вячеслав Михайлович! Я решила обратиться к Вам, потому что однажды Вы сыграли роль в жизни моей семьи. 8 января 1986 году, будучи заместителем председателя Московского городского суда Вы вынесли приговор в отношении моего отца писателя Феликса Светова по статье 190-1(«распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй»).
Вы приговорили моего отца к ссылке сроком на пять лет. В срок ссылки Вы зачли время предварительного заключения с 23 января 1985 года по день доставления его к месту ссылки из расчета один день предварительного заключения за три дня ссылки».
Я не держу на Вас зла за этот приговор, хотя понятно, что можно было ограничиться отсиженным годом , который мой отец провел в переполненных камерах СИЗО»Матросская тишина».
Но Вы были судьей Мосгорсуда, делали карьеру и выносили решения в рамках законов, которые тогда действовали.

В 90-х годах этот приговор был отменен Верховным судом, а мой отец — реабилитирован. Также были реабилитированы и другие диссиденты, приговоры которым Вы тогда выносили.
Наверное, Вы не любите вспоминать эти страницы своей биографии, как все мы не любим вспоминать ошибки, которые совершали в молодости.

Судьба подарила Вам редкую возможность: Вы были избраны председателем Верховного суда и вот уже 28 лет отвечаете за все, что происходит в судебной системе России, потому что Верховный суд- это главная судебная инстанция нашей страны.

Так получилось, что я журналист и уже более 15 лет пишу о судебных процессах. Было много решений Верховного суда, которые меня возмущали, которые с моей точки зрения были конъюнктурными и не имели никакого отношения к правосудию.

Я давно уже привыкла к тому, что независимость российского суда — миф и сказка, которую рассказывают студентам первого курса юридических Вузов или корреспондентам проправительственных изданий.

Но есть судебные решения, которые настолько жестоки и несправедливы , что о них просто невозможно молчать. Их невозможно объяснить даже политической целесообразностью или политической конъюнктурой. Эти решения несут вред не только непосредственным жертвам этих решений. Они наносят вред суду , закону и праву».
Вот Уполномоченный по правам человека поздравила Верховный суд сегодня : «Верховный Суд — вершина правосудия, обладающая почетной и исключительно важной миссией, — помогать людям, отстаивать истину и справедливость. Все это требует глубоких знаний в области юриспруденции и колоссальной психологической нагрузки. И Российская Федерация по праву гордится профессионалами, которые работают в Верховном Суде».
Увы, все не так. Эти слова имеют очень маленькое отношение к нынешнему Верховному суду, к его сути, к его судьям , которые сегодня вершат там правосудие.