«Такие нравы царили во времена дикого и мрачного средневековья…»

633

829 лет назад, в 1189 году, после смерти английского короля Генриха Второго, в Вестминстерском аббатстве короновали Ричарда, получившего прозвище «Львиное Сердце».

Ричард родился в графстве Оксфордшир, но вырос в Аквитании, во Франции и по-английски практически не говорил. За все свое царствование он пробыл в подвластном ему королевстве всего полгода. Остальное время провел в Крестовых походах.

Начались они почти за сто лет до нашей даты, в 1095 году, когда Папа римский Урбан Второй бросил клич – освободить Священный Иерусалим от магометанских нехристей. Через четыре года это удалось осуществить, после чего Иерусалим был в руках крестоносцев 88 лет.

Потом мусульманская сила под предводительством Саладина

опять взяла верх, в 1187 году иерусалимские святыни попали в руки турок.

Тут вновь коронованный Ричард, обложив свою страну, Англию, специальным «салладиновым» налогом, пошел выполнять свой священный христианский долг. После двухлетней осады с моря и суши ему удалось взять Аккру, но с Иерусалимом не получалось ничего.

Душевные мучения Ричарда легко понять – магометане топчут или даже оскверняют христианские святыни, а он рядом — и ничего не может поделать.

Тут еще на беду он заболел, дома в Англии вокруг трона пошли темные интриги, надо было срочно возвращаться. Пришлось Ричарду идти на переговоры с Саладином.

Будучи человеком божественным и благородно честным, он заявил открыто, что просит мира на три года, чтобы вернуться в свое королевство, заняться неотложными делами, собрать налоги, укрепить армию, после чего вернуться в Иерусалим и отобрать его у Саладина, если тот, конечно, захочет оказать ему сопротивление.

На что Саладин, через своих послов, ответил, призывая Аллаха в свидетели, что считает Ричарда человеком честным, прямым и щедрым, отличным во всех отношениях, и уж если суждено Иерусалиму быть отвоеванному у него, Саладина, то он бы предпочел, чтобы он достался Ричарду нежели кому бы то ни было другому.
Саладин знал математику и исламское право. Кроме того он разбирался в генеалогии и истории арабов, и что немаловажно, выучил наизусть десятитомник арабской поэзии Абу Таммама.

Отдавая должное благородным целям Ричарда, Саладин позволял христианским паломникам беспрепятственно посещать Храм Гроба Господня в Иерусалиме.

Такие нравы царили во времена дикого и мрачного средневековья. Не то что в наше образованное время, когда магометане растеряли просвещенное достоинство Саладина, а христиане, как кажется, забыли наставления Святого Павла.

Павел писал: «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, — для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом»