«Так выпьем же за кибернетика!..»

1253

Кто-то в Госдуме выступил с очередной глупостью — понизить крепость водки. Типа, если будет 37, а не 40, бухать станут меньше.
И снова все полощут несчастного Д. И. Менделеева: типа, как завещал великий ученый, так и будем пить.

Дмитрий Иванович был, несомненно, гением. Но сколько уже можно повторять: он не имеет к водке вообще никакого отношения! Скорее всего, он и не пил никогда водку в нынешнем ее понимании.

Учёный был очень даже обеспеченным человеком и мог себе позволить настоящее хлебное вино, то есть дистиллят, а не бессмысленный ректификат.

40 градусов появились почти одновременно с ввозом в Россию ректификационных колонн, изобретённых в Германии.

Если в двух словах, то ректификация — процесс в разы более дешёвый, потому что более технологичный, чем дистилляция. Именно поэтому он распространился почти молниеносно. И именно поэтому он полностью оказался в руках государства — и находится в них до сих пор, чтоб вы знали.

Водку могут производить и частные компании, а вот спирт, в который уже заложен акциз — фигушки.

Так вот, до ректификации стандартной крепостью хлебного вина было 38,5 градусов — так называемый полугар.

Если напиток такой крепости нагреть и поджечь, то выгорит ровно половина объема. Спиртометров же не было, а налоги как-то считать было надо.

С приходом же ректификации крепость напитка могла быть вообще любой — хошь 35 %, хошь 50 % — как разведешь спирт водой, такая крепость и будет. Так вот, в 1866 году министр финансов России Михаил Христофорович Рейтерн распорядился считать стандартом 40 % — просто потому, что на 40 мытарям умножать и делить гораздо проще, чем на 38,5.

И под этим нет никакой органолептической, технологической и какой-либо еще подоплёки.

Кроме того, что налоговикам так удобнее считать. Тут, кстати, вопрос — был ли в это время в Европе стандарт крепких напитков 40 % — родственного хлебному вину виски, кальвадоса, граппы и прочих — или они позже подтянулись в нашему стандарту. Но это предмет отдельного исследования.

На этом лекцию разрешите завершить, сообщив лишь, что слово «водка» в нашем её понимании появилось на этикетках только в 1936 году.

Нет, это не опечатка, в тысяча ДЕВЯТЬСОТ тридцать шестом году.

До этого водкой называлось хлебное вино, настоянное на чём-либо — отсюда эти роскошные перечни различных водок, например, у Ивана Шмелева.
… И налить себе рюмочку полугара — крепостью 38,5 %, точно такого, какой пил великий ученый Менделеев. Потому что нам с ним совершенно наплевать на стандарты федеральной налоговой службы. Как пили по старинке, так и будем.