Из чужого письма…

Почему так путаются мысли…..
Зачем вы меня выгнали Игорь Янович, да, я пьяна, я редко бываю с вами на людях, ваша жена, конечно, умная, она службу знает, она хмыкает вовремя, отзывается на разговоры об архитекторе Филиппе Старке, знает кто такой Иеронимус Босх, она смотрела «Догму» Ларса фон Триера, а я ездила к мамке в Арзамас, собирать облепиху нового урожая..

Вы, Игорь Янович, только мять меня желаете в обеденный перерыв, а как в театр на «Идеального мужа» или на выставку Юрия Альперта, то вы с супругой, за руку её держите, плечико щиплете под платьем Лоро Пьяно, а что же вы в мне в ушко не шепчете слова невыносимые, когда мы в ИМАКСе говно всякое в 3G смотрим и пиво пьём «Хайнекен» с «Бабкиными семечками», вы типа ещё молодой, вы ещё страдаете ерундой, а я типа девочка — припевочка, вместо средства «Ловелас» для вашей угасающей плоти.

Да, я тупая, я не училась в ЛГУ на филфаке, я у чертей в кафе работала под страхом смерти, а вы ехали мимо, типа Радищев из Петербурга в Москву и заметили меня, девку-чернавку в кафе «У Радика» на подъезде к Твери, я бросила свою мать, я поехала с вами в Питер, вы обещали мне квартиру на Каменном острове, а оказалось, что вы осилили только меня, в коммунальной дыре на Сенной, мне хорошо и вам хорошо, у вас офис на Морской и вам удобно дать мне в пасть по дороге в Комарово, где у вас семья и выбросить меня из машины на Чёрной Речке, у вас супруга и персонал от Смольного, я не сетую, но толкать меня из буфета Мариинского театра совсем перебор.

Да, я выпила лишнего, да, я — дура, я не всё понимаю в полифонии тетралогии Рихарда Вагнера «Кольцо Нибелунгов», так лезьте своей жене в трусы в императорской ложе, а меня оставьте в покое до рабочего полдня, когда вы на скоростях заезжаете сбросить дневное напряжение.
Да, я дура, мне двадцать шесть, и не надо мне рассказывать, что у меня ещё всё впереди.
«Почему так путаются мысли, почему так ярко гаснет свет, я пришла к тебе из прошлой жизни, без тебя мне жизни больше нет, а я сяду в кабриолет и уеду куда- нибудь…»

Ответ Игоря Яновича:

Отнюдь Ниночка, ваши претензии на мой статус и посягательства разорвать мои матримониальные обязательства с Эсфирью Залмановной в канун Рождества предосудительны и горьки, я с ней перед алтарём стоял, клялся в любви и верности, в горе и в радости и всё такое, у нас дети —  Симочка и Юрочка.

А тут ты — девка-чернавка из Арзамаса будешь мне права качать. Не выйдет.
Я подобрал тебя на пути из Петербурга в Москву, одел, обул, спас тебя от надругательства от группы джигитов, а в ответ — чёрная неблагодарность.

Да, я уступил зову своей плоти, но и ты милочка моя, изменила свой социальный статус, одних шуб у тебя три, кольца и браслеты, приличное содержание, да я за такие бабки, потраченные на тебя, мог бы от Москвы до Питера дивизию раком поставить.

Сука неблагодарная, если бы не я, стояла бы сейчас под Киржачём плечевой, без зубов и верхней одежды.

Да, я обещал тебе больше, чем смог, но времена уже не те, кризис, Крым, санкции, Сирия, всё это нам денег стоит, было принято решение затянуть пояса, сократить непрофильные активы, а с Нового Года ещё хуже будет, америкосы обложили вокруг, я даже Майбах взять не могу, а ты, как Каштанка, стоишь и лаешь — «Дай-дай».
Уймись или я вышлю тебя в Арзамас, будешь у мамки на огороде пахать или танцевать гоу-гоу на стоянке большегрузных автомобилей в баре «Эх! Дороги».
И чего вы русские, такие неспокойные, да я в вместо тебя филиппинок семью возьму, они теперь гроздьями на вес продаются, инфляция…