«Сжигают партбилет — кто третий, а кто и пятый…»

1374

С юбилеем.

Все достижения советской власти от перекрытого Енисея до балета и ракет могут быть убедительно оспорены охотниками до дискуссий с глухими.
Кроме одного. Успехи социальных селекционеров в выведении подвида «советский человек» безусловны и неоспоримы. Благодаря бестрепетной выбраковке лишних, за сто лет умение колебаться вместе с линией партии превратилось из поведенческого навыка в закрепленное мутациями главное свойство породы.
Посмотрите на любой президиум у кормушки. Людям, там скопившимся, случилось пережить столько мучительных внутренних трансформаций, сравнимых разве что с переменой пола. А они бодры и готовы к новым.
Начинали с того, что клялись — как минимум трижды, прежде чем повзрослеть — быть готовыми к борьбе за дело Ленина. Потом учились топить друг друга на партсобраниях, клеймили американцев, попов и спекулянтов.

Когда всё это вдруг оказалось ошибкой, вступили в ряды борцов с ошибками. Были вынуждены забирать венки с могил павших за дело Ленина и нести на другие кладбища. Им пришлось полюбить всё, что раньше ненавидели, включая американцев. И никакой тебе массовой фрустрации, вызванной кризисом самоидентификации. Советские генномодифицированные организмы приспособились креститься и спекулировать безо всякого ущерба для психики.

И тут приходит один с паранойей в гнойной форме, велит опять разлюбить американцев, воевать с соседями и возненавидеть весь мир. Советские в очередной раз с энтузиазмом прозревают в обратную сторону. Сжигают партбилет — кто третий, а кто и пятый — и снова несут цветы к могилам вертухаев. Чемпионы породы по гибкости лучше остальных демонстрируют с экранов несгибаемость своих новых скреп.
На заре эксперимента первых подопытных приходилось стимулировать палками, через сто лет хватает миски. Прогресс налицо.