Просто для нашего общего понимания. Россия — 30-й по значимости торговый партнер США (US International Trade Administration). Если бы ситуация была иной, санкции принять было бы намного труднее, они бы затрагивали очень чувствительные зоны в американском бизнесе.

Основной удар санкций — по связке «Россия — Европейский Союз». Это крупнейшие денежные и ресурсные потоки по обмену нефти, газа и другого сырья из России на технологии и оборудование из Европы. ЕС — наш крупнейший клиент (42,6% экспорта — импорта России). Россия — четвертый по значимости торговый партнер ЕС (США — номер один). Она формирует 5,5% внешнеторгового оборота ЕС (США — 17,8%) (EU Directorate General for Trade, 2016).

31% импортируемой ЕС нефти, 37% природного газа, треть угля — из России (Eurostat, 2017). По-прежнему доля России в импорте топлива Австрией, Болгарией, Литвой, Польшей, Румынией, Словакией, Словенией, Эстонией составляет от 75 до 100%, Германией — по нефти от 25 до 50%, по природному газу — от 50 до 75% (Eurostat, 2017).

Европа — ключевой центр технологической модернизации российской экономики. 43% экспорта из ЕС в Россию — машины и оборудование (Eurostat, 2016).

Именно в Европе — ключевые экономические интересы России. Именно там крупнейший экспортный бизнес и личные активы тех, кто оказался в санкционном списке. Но рынки ЕС наиболее подвержены санкциям. На этих рынках больше всего «шарахаются» от рисков, когда работают с личными и бизнес-активами тех, кто получил «черную метку» в США.

И, с другой стороны, именно ЕС — целевой рынок для Америки. Политика США — стать чистым экспортером топлива. Сегодня США конкурируют с Россией в ЕС по каменному углю. Завтра появятся в Европе с нефтью и газом. Потихоньку это начинается.

Да, это конкуренция. Да, политически мотивированные санкции приводят к расчистке рынков. И что нам делать? Возмущаться, огораживаться и замыкаться? Ощетиниваться? Мобилизовывать ресурсы во всё более административной и огосударствленной экономике?

Конечно, нет. Настоящим ответом является истинная экономическая свобода, максимум любых стимулов для бизнеса, для тех, кто готов расти, генерировать идеи, технологии и новые производства. Не на словах (их много) — на деле. Доверять самим себе.

В этом мужской ответ на санкции — перейти к темпам роста гражданской экономики в 5—7%. Перед растущим гигантом невозможно устоять. Сверхбыстрый рост — это очередь из инвесторов. И, конечно, перезагрузка в святая святых — международной политике. Мы ждем этого ответа каждый день.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks