«Суды ими просто подтираются, простите…»

1202

В рубрику «знаете ли вы». Боюсь коротко, как обычно, не получится, но все же хочу поделиться наболевшим.

Не даёт покоя заблуждение многих, даже очень образованных и умных людей о том, что проблема не в законах, а в их применении.

Бытует устоявшееся мнение о том, что уголовный и уголовно-процессуальный законы у нас, сами по себе, прям прекрасны, вот правоприменители хреновые.

Это не так! Уголовно-процессуальный закон у нас только с виду ничего, а на самом деле он в корне противоречит одному из основных принципов, который сам же и провозглашает.

Я о принципе состязательности и равноправия сторон, который в свою очередь укрепляет принципы законности, объективности и справедливости, в конце концов.

Кстати, на заметку всем заинтересованным, именно поэтому практически любое дело можно оспорить и выиграть в ЕСПЧ, если просто заранее правильно «подложиться».

А теперь, как любит выражаться наш гарант, по существу.

Вроде бы у нас есть две стороны — обвинение и защита. Декларативно они равносильны и равноправны. Но на самом деле это не так, и этот дефект изначально заложен в законе.

У нас есть предварительное следствие и следствие судебное.

В судебном всегда участвуют обе стороны, а вот в предварительном — нет! И прописанная в законе гарантия права человека на адвоката в любой стадии и в любом статусе, вовсе не гарантирует равноправия сторон.

Следователь до суда допрашивает свидетелей сам, как хочет, как ему нужно, сам же назначает экспертизы и проводит иные следственные действия.

Защита же увидит всё это, кроме того, что проводилось с подзащитным и заключения экспертиз (если следователь ещё вовремя с ними ознакомил), только по окончании предварительного следствия.

Может адвокат допрашивать до суда? Нет!

Может назначить экспертизу? Нет!

И не надо говорить про адвокатские опросы и заключения специалистов.

Суды ими просто подтираются, простите.

Ну и о каком равноправии речь? Понимаете, законом изначально предустановлено, что адвокатура — «падчерица» правоохранительной системы.

Бытовое заблуждение, что адвокат -это защитник преступников, помощник в том, чтобы уйти от наказания закреплено на законодательном уровне. Как? А просто тем, что на всякий случай защите обрезаны крылья, или укорочены руки, как хотите.

Чтобы, не дай бог, им действительно не удалось помочь отъявленным негодяям. А то, что это мешает помочь невинным, никого не волнует.

Впрочем, отъявленным негодяям и так удается уйти от ответственности, потому что при такой расслабленной работе следователи разучиваются ловить и изобличать настоящих преступников, профессиональных преступников. Ну и коррупцию пока ещё не победили.

Неудивительно, что доля оправданий ниже 1 процента и продолжает стремиться к нулю. Изначально ущербно построенная система может «совершенствоваться» только в том векторе, который в неё заложен. Именно поэтому судебное следствие превращено в фарс, когда у судьи только одна задача — не выйти за рамки уже имеющихся материалов и обвинений. Исключение бывают только при явных косяках, и упорном сопротивлении стороны защиты.

Наличие двух видов следствия, когда первое лишено равноправия сторон, а второе проводится судьями, по факту зависимыми от стороны обвинения, справедливых приговоров ещё долго ждать.

Сначала вам следователь не позволит оправдаться, потому что ему это не нужно, а потом судья, у которого только два критерия качества работы — сроки и устоявшие решения. Ну судья же не дурак, тоже знает статистику, какие приговоры имеют больше шансов устоять? Правильно, обвинительные, аж на 99,8 процентов.