“Судебные решения не могут быть основаны на предположениях…”

21 ноября, 2021 11:18 дп

Наталия Верхова

Наталия Верхова:

Добрый воскресный пост о том, как в УПК заложили возможность необоснованных арестов.
Сегодня про ст. 97 УПК РФ. Основания для избрания меры пресечения
1. Дознаватель, следователь, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый:
1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;
3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.
Мы настолько привыкли к этим формулировкам, что уже давно не замечаем их противоречия базовым принципам судопроизводства.
Разберем подробнее, а особо нетерпеливые могут посмотреть в конце поста – как могли бы быть сформулированы эти принципы в пространстве истинного правосудия.
Итак, по порядку:
“при наличии достаточных оснований полагать” – первая мина. Судебные решения не могут быть основаны на предположениях. И неважно даже – на чем основаны предположения. Какие основания считаются достаточными, мы уже видели – любые. От этих слов веет Гулагом, застенками НКВД и немного средневековой инквизицией. Презумпция невиновности? Не, не слышали.
1. Какие основания будут достаточными, чтобы следователь предположил, что обвиняемый скроется? В судебной практике мы уже видели, что для этого обвиняемый может не иметь ног даже. Может быть слепым. Может быть вообще прикован к постели. Но ведь может скрыться? Может. Скрыться могут вообще все. Точно так же, как и совершить преступление, теоретически, может каждый. Но это не повод всех превентивно сажать за решётку.
2. Преступной деятельность может назвать только суд. Поэтому обвиняемый в принципе не может продолжить заниматься преступной деятельностью, если он ещё не осужден за это преступление. “может продолжать заниматься преступной деятельностью” – правовой нонсенс, пришедший сами понимаете с каких времен. А вот, например, физически опасные люди не имеют угрозы быть арестованными, потому что таких оснований в УПК нет.
3. Пункт про угрозы свидетелям, уничтожение доказательств и воспрепятствование производству по делу позволяет арестовать любого вообще, даже не имеющего отношения к делу, даже случайного, даже адвоката – ведь они-то точно могут “воспрепятствовать производству по уголовному делу”.
А теперь альтернатива:
1. Дознаватель, следователь, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных настоящим Кодексом, если обвиняемый, подозреваемый:
1) скрывался от дознания, предварительного следствия или суда;
2) обвиняется по статье, связанной с насилием;
3) угрожал свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожал доказательства либо иным путем препятствовал производству по уголовному делу.
В такой форме уже никаких предположений – если скрывался – это документировано, если угрожал – есть заявления. И разговор становится более предметным. И уже не напоминает войну с призраками, рожденными фантазией следователя. призраков никто не видит, но суд соглашается с их существованием. УПК позволяет ему это. Полагать.
Можно бесконечно говорить о необоснованных арестах, а можно попробовать убрать базу из под них.
Берегите себя. Но не делайте вид, что Вас лично это не касается.
Пост добрый, поэтому: всё будет хорошо. Мы справимся.