Суд запрещает Конституцию

3 января, 2022 10:27 дп

Наталия Верхова

Наталия Верхова:

Книги в СИЗО запрещены к приёму в посылках и передачах. Это противоречит Конституции (право на образование), нарушается право на самообразование и использование для этого специальной литературы (103-ФЗ ст.17 п.15), нарушается и условие состязательности процесса (УПК ст.15), т.к. юридическая литература и даже актуальные тексты законов недоступны в СИЗО.
Главное: книги никак не соотносятся с законными целями содержания в СИЗО (п. 97 УПК — скрыться и противодействовать следствию)
В 2016 году Верховный суд рассматривал этот вопрос по обращению заключенного. Решение вынес судья ВС Николай Романенков (сейчас он избран в ВККС). В таких судах позицию Минюста представляет Игорь Цаплин. И посмотрите — что говорит представитель Министерства справедливости: «Все камеры обеспечиваются радиоточками, а по возможности и телевизорами. Оспариваемое положение противоречия законодательству не содержит, права заявителя не нарушает».
Понимаете? Книги запрещены, потому что есть телевизор!
И ещё: «запрет на передачу прессы и книг не ограничивает подозреваемых и обвиняемых в правах, так как распорядок СИЗО предусматривает подписку на газеты и журналы»
Я не знаю, почему у адвокатов не хватило аргументов доказать. что ни телевизор, ни газеты не могут заменить книги. И я даже не буду делать очевидные выводы о том — как себе представляют книги в Минюсте, читают ли вообще литературу. И уже не буду повторяться про цели содержания под стражей.
Позиция Генпрокуратуры в том суде была «более конструктивна»: «В ходе следствия крайне нежелательны контакты и передача информации подследственному извне, которая может быть зашифрована тайнописью и скрыта от администрации». Генпрокуратуру тогда представлял в процессе Михаил Рыжков.
Только умолчала прокуратура о том, что в СИЗО сидят не только в период следствия, судебные процессы, порой тянущиеся годами, тоже сопровождаются содержанием под стражей. А вариант заказа родственниками книг с доставкой в СИЗО из интернет-магазинов и вовсе делает смешными аргументы про тайнопись.
Вот так был проигран очень важный суд.
Что ж, начнем заново. Если кто готов в этом участвовать — проявитесь, пожалуйста.
Да, ждать от Минюста новых ПВР — можно, но не стоит. 🙂 Позицию Минюста про книги зафиксировал Верховный суд.
Невозможно не вспомнить Стругацких: «Там, где торжествует серость к власти всегда приходят черные.»
Да, запомните эти фамилии:
Николай Романенков — Верховный суд;
Игорь Цаплин — Минюст;
Михаил Рыжков — Генпрокуратура.