«Строй рухнул. И мы до сих пор погребены под его обломками…»

1327

Наталья Троянцева:

ЭКОНОМИКА ДОЛЖНА… БЫТЬ!

Разрушить уклад – значит, одновременно и укрепить менталитет, и повысить градус агрессии по отношению к разрушителю. Те, кто разрушает уклад, наивно полагают обратное – что довольно скоро разрушится и менталитет, самоощущение социума. Этого не происходит.

Россия в двадцатом веке пережила подобное дважды – в 1917-ом и в 1991-ом. Сейчас мы наблюдаем процесс новой регенерации – попытку вернуться к структуре социальных связей, которая, собственно, не претерпела существенных изменений с 19 века, да и в целом её постоянство поразительно. И это не удивительно – менталитет есть свойство почвы, меняют его только этические трансформации общественного сознания. В России этого не произошло и в ближайшее время не планируется. Отдельные люди или отдельные немногочисленные сообщества охотно воспроизводят принципы европейской этики, но воспроизводят слепо, подражательно, изменяя этим принципам при любом удобном случае.

Чем больше времени проходит, тем более очевидной становится картинка советского периода отечественной истории. Так вот, я абсолютно убеждена в том, что этот социально-экономический фантом просуществовал 70 лет исключительно на наработках дореволюционных. И когда эта материальная энергия иссякла, строй рухнул. И мы до сих пор погребены под его обломками без какой-либо надежды на трансформацию.

О «тюремном» аспекте российского менталитета я уже писала. Не менее популярен и менталитет «сумы» — «от сумы да от тюрьмы не отказывайся»: множество сообществ возникают и функционируют по принципу «сумы», выпрашивая у сочувствующих деньги либо привлекая волонтёров. По этому же принципу существует и ФБК Алексея Навального. Понятно, что к экономике в полноценном её понимании это не имеет ни малейшего отношения. Кстати, сейчас практически все тюрьмы являются поставщиками почти бесплатной рабочей силы – вариант ГУЛАГ-light.

Самое досадное, на мой взгляд, то, что люди творческих профессий, включая IT-шников, разумеется, в минимальной степени способны выстроить какой-либо диалог и укрепить спонтанно созданное сообщество, виртуальное или реальное, основываясь на требованиях и, как модно стало выражаться, вызовах новейшей реальности. Даже при условии бесплатного существования на какой-то интернет-страничке скандалы возникают нередко, а уж о платном контенте и говорить нечего. При этом есть две альтернативы существования платного контента – либо он финансируется той или иной властью, либо существует – как правило, недолго – «на паях», за счёт заинтересованных в таком формате публичности участников. То есть если говорить о менталитете сотрудников «Новой газеты» или «Медузы», то он ничем не отличается от дореволюционного или советского: то же демонстративное «будь покорен властям» с обязательным кукишем в кармане, то же взаимное недоверие либо те же романтические иллюзии, до поры. А без диалога нет движения.

Те, чьей обязанностью является формирование этического кодекса, сразу же оставляют его за скобками, предпочитая бесконечно обличать власть, не предлагая ничего взамен. Те, кто у власти находятся, довольствуются примитивными клише православия, полагая, что всё произойдёт само собой. Не произойдёт.

Современная экономика начинается с этики и развивается по эстетическим канонам. Пещерное сознание способно воссоздавать тюрьму, только и исключительно.