11112447_944184742299233_1105330016240033062_n

Страница 42.

В мастерской на Хитровке Стас Жицкий, Яков Миркин и Андрей Шмаров обсуждали аннексию Крыма, модели устройства Юго-Востока Украины и глубокую дыру, в которую сваливается Россия.

Андрей Шмаров

ХОДОРКОВСКИЙ И ДАРТ

Но началось все, как обычно, с журналистских баек.
Американский миллардер Кеннет Дарт зарабатывал на гринмейле – корпоративном шантаже. Это когда инвестор покупает небольшой пакет, который, тем не менее, дает ему право голоса, и начинает изматывать компанию, блокируя решения и сделки. Всё по закону, но работать невозможно, и единственный способ избавиться от вредителя – выкупить его пакет втридорога.
В конце 90-х Дарт влез в российские нефтегазы, которые потом достались Юкосу и начал там свинячить, не давая Ходорковскому консолидировать компанию. Последний отреагировал правильно. Точно помню его реплику: — «Мы были плохими, но мы станем хорошими, только с Дартом разберемся».
Юкос, имевший вкус к публичности и специалистов по PR, развернулся очень быстро и агрессивно. Специалисты исследовали, какие в мире существуют ограничения для иностранных инвесторов, депутаты прорабатывали законопроекты, СМИ публиковали материалы (в которых не помню, почему, досталось и Уильяму Браудеру, видимо он был агентом), и доселе неизвестное никому имя Дарта моментально стало нарицательным.
А потом вдруг всё затихло. Задача была решена: кампания дискредитировала и ослабила Дарта, и его долю выкупили. Думаю, что существенно дешевле, чем тот изначально хотел.

Яков Миркин

УКРАИНСКИЙ КОНСПЕКТ

Просто факты. Просто жизнь.

а) Украина строит национальное государство. Для этого нужно от кого-то оттолкнуться. Чехи когда-то отталкивались от немцев, австрийцев, а потом от русских под именем СССР. Поляки – от немцев и русских. Прибалты и казахи – от русских. Украинцы отталкиваются от русских под именем Россия. Это чистейшей воды национализм, как бы он ни скрывался под именем либеральной демократии. Как бы и кто бы ни уверял в чем-то другом.
Русским не от кого оттолкнуться при строительстве национального государства. От мусульман – нельзя (15% населения России). От евреев – нельзя. Их почти не осталось. Ни от каких-то других мелких национальных групп. Единственные, от кого осталось оттолкнуться – «заокеанские партнеры». Или Запад.
Чистая биология. Это – ошибка (взаимная). Тяжелейшая. Тупик. Она еще отзовется – и тем, и другим.
б) Запад никогда не признает российского Крыма. Конфликт будет заморожен, как это было с Прибалтикой в советские времена. Просто отложен на потом. До буйных изменений. Если бы Россией не был взят Крым, Украина вошла бы в НАТО, как это сделал бывший соцлагерь и Прибалтика. Неурегулированный территориальный конфликт – препятствие для вхождения в НАТО. Украина, как национальное государство, отталкивающееся от России – замедленный аналог Прибалтики.
Украина как холодное славянское государство, рациональное, торговое, транзитное – и только – в отношениях с Россией – тяжелейшая ошибка. Аналог – Польша, Чехия, и даже Болгария. А когда-нибудь и Сербия. Это – человеческая драма. Противоестественный разрыв, проходящий по миллионам семей. Почти каждая российская семья имеет родственников на Украине. И наоборот.
в) Восточная Украина – будущее «Приднестровье». Замороженный конфликт. Его единственное решение – амнистия, федерализация Украины (или автономия Донбасса). Это может произойти только под давлением Запада. От «Приднестровья» властям Украины есть польза. Это – канал, куда может спускаться общественное недовольство (в экономике – всё тяжко). Механизм получения финансовой помощи и ресурсов. Аналог – Палестинская автономия. У нее есть интерес в удержании конфликта. Западная помощь – часть ее экономики.
г) Неверие в успех реформ на Украине. Почему? Потому что политика реформ и оздоровления, как она проводится – это рост налогов, цен, тарифов, бюджетные урезания, сокращение кредита, сверхвысокий процент, шоковая девальвация в экономике, находящейся на траектории падения, только что разорвавшей связи с ключевым своим клиентом – Россией. Политика электрошоков.
Греция – еще мягкий вариант. Сто раз доказано – больная экономика при такой политике уходит в пике, если только ее не покупают с потрохами.
Чтобы войти на рынок ЕС – нужно быть «поглощенным» ЕС, как это было с Польшей, Чехией, Восточной Германией, Прибалтикой и другими странами бывшего соцлагеря. Немыслимые инвестиции. С Украиной никто не собирается это делать. Просто рынок для товаров из ЕС и точечные инвестиции в лучшие активы, пока дешевы.
д) Почему еще неверие в реформы на Украине?
Потому что те же люди, те же конфликты интересов, что и в прошлые 25 лет. Та же корысть. Та же система, что и в России, но только хуже, потому что поток денег от экспорта сырья не смягчает конфликты интересов. Сверхконцентрированная собственность. Приватизированное государство. Теневая экономика. Коррупция. Всё хуже, чем в России. Беднее в 3 – 4 раза, чем Россия (ВВП на душу населения). Кризис по глубине – в 3 – 4 раза хуже, чем в России.
е) Что скажешь? Спокойствия не будет. Высокие социальные и политические риски. Объективно – желание назначить ответчиком за всё Россию.
Это просто правила политической игры. Перенос рисков в Россию. Каналов множество. Чем хуже на Украине, тем консервативнее, жестче, угрюмее ситуация в России. И наоборот.
ЕС, США? Не накормят. На баланс не примут. Денег подкинут (в долг), накупят всего по дешевке (впереди – передел собственности), но брать на кошт не будут. Плана Маршалла для Украины не будет. Даже признаков его нет.
Это критика? Нет, просто жизнь.
ж) Что в остатке? Украина как страна, которую все держат на расстоянии. Барьерная, «размолотая» земля между ЕС и Россией. Разбитая, как дорога. Кризис, который, может быть, только начинается и еще не развернулся в полную силу. Подобно тому, как раненый человек еще бежит, хотя уже должен упасть.
Пока везде — проигрыш, и неизвестно является ли этот шок — очищением.
з) В чем разница между Россией и Украиной?
В том, что все деформации и трещины в институтах и экономике в России замазываются деньгами нефтегазового сектора. Как косметическая мазь, как штукатурка, покрывающая усталое лицо, они скрывают все морщины, все трещины общества.
Прямое участие «нефтегаза» в ВВП – более трети ВВП России, почти 50% федерального бюджета России (Минфин, Минэнергетики). Косвенно – мы все сидим у нефтяного крана, у доходов, разливающихся из газовой отрасли.
Нет места надменности, попыткам свалить всё на модели массового поведения, различные в двух странах, на особый украинский менталитет. Российское население искусственно накормлено и потому ведет себя спокойнее. Если бы не «нефтегаз», имели бы те же политические и социальные бури, что и на Украине. Такое же значение имели бы националисты как крайняя партия «обиженных». Из всех постсоветских республик самые «спокойные» – нефтяные + Белоруссия как «командная экономика».
и) Чем хуже на Украине, тем хуже в России. Тем больше внешнее давление на Россию. Тем больше отталкивание России от Украины и Запада. Технологическое устаревание России. Санкции – долговечны.
к) Иное – только если Россия сама станет «центром экономического притяжения», страной «экономического чуда». Страной устойчивого экономического роста и догоняющей модернизации. Перезагрузка отношений с Западом. Возможно в существующей структуре власти. Другой образ страны. Как это сделать – отдельный большой разговор.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks