Страна и души…

1274

 

Олег Утицин:

…Плац после дождя блестел, «как яйца кота». Потом на нём построили нас, призывников несокрушимой Советской Армии, наряженных дома в лохмотья, которые не жаль потерять в этой Армии. Кто с котомками, кто с чемоданами, кто с баулами — со всем тем, что для гражданской жизни ни к чему, а для переходного периода к войне в самый раз.

На плацу продержали минут двадцать в нечеловеческих условиях (под моросящей пылью), потом опять запустили в казарму Сборного пункта, я оглянулся и увидел — как засран оказался весь квадрат плаца, где мы стояли, за столь короткий промежуток времени. Пустые бутылки, мятые пачки сигарет, окурки и прочая дрянь.

В самой армии потом научили, конечно, главному правилу экологии — насрал, убери за собой. А если даже не ты насрал — убери заранее. По крайней мере того, кто насрёт точно…

С тех пор я люблю экологию и попу вытирать…

Я обожаю наблюдать отдыхающих россиян в Абхазии. Завороженно восхищаюсь их всплёскиваниями ладошками и возгласами: «Ах, чудо что за природа!!! Ах! Почему вы её не бережёте!!! Мусор — где попало абхазы сваливают. На пляжах пустые бутылки бросают! Так нельзя!!!»

Пытаюсь объяснить, что абхазы ходят на пляж прежде всего для того, чтобы на девушек посмотреть, или, в преклонном возрасте — по гальке походить босыми ногами — от ревматизма сильно помогает. И если пью там что-то, то пару чашечек кофе. Посуду забирают официантки пляжных кафе.

— Вы посмотрите, как чисто выбриты газоны в абхазских дворах, — говорил я, вспоминая, что такое только в Великобритании живьём видел, но там прохладнее, конечно.

Самое популярное в инете — вот посмотрите, какой Батуми, и какой — Сухум. Причём, забывают упомянуть, что Батум никто не бомбил с воздуха, а Сухум разрушали грузинские войска и авиация.

Забывают, что с 1992 года до 2008 года Абхазия существовала в блокадных условиях. Больше скажу — со стороны России блокадные санкции действуют до сих пор (на вывоз сельхозпродукции, в частности).

И тут на курорт этот субтропический приезжают россияне и начинают учить жизни — вот, говорят, Батуми, например..

— Там не стреляли, — говоришь.

Не замечают этих слов.

Или Юлия Латынина — «вот Саакашвили в Грузии». Россия оттяпала кусок Грузии (и Абхазию имея в виду).

По  Грузии Латынина, судя по её описаниям, ездила в машине вместе с президентом Грузии. И ни один гаишник не тормознул их с президентом и не потребовал взятку!

А Россия взяла и у Грузии отобрала могилу дедушки Саакашвили.

По Абхазии Латынина не ездила, ей недосуг.  Кстати, ради справедливости, в первый раз в Сухуме я попал в пробку, когда сюда на вертолёте прилетел Путин.

И на Снобе отметился, что — это  человек — красный свет. Где он — там нет движения. Но тогда был ещё жив президент Абхазии Багапш.

Теперь чуть назад — насчёт у Грузии Россия отняла Абхазию. Тут хотелось бы напомнить дотошной девушке Латыниной, что грузинские войска, которые вторглись на территорию Абхазии были выбиты отсюда именно абхазами. Россия, повторюсь, ввела тогда против Абхазии санкции…

Да, помогали реальные казаки, да Басев тогда привёз сюда первое оружие стрелковое, но у «Мхедриони» были танки, «Грады» и тяжёлая артиллерия, которую подарил им Ельцин после распада СССР.

Война в 1993-м здесь типа кончилась, но не кончилась не фига.

В Москве я глядел в глаза россиян, жителей страны, которая воюет с Украиной, Сирией, Америкой — там, в этих глазах — похуизм и тоска смертная, и безысходность. У Абхазов в глазах до 2008 года — готовность идти в бой и умирать за свою страну.

Сам же  я гражданин России — потому, конечно, любую страну запросто научу, как правильно жить. Свою не могу, а чужбине любой всегда дам просраться, хоть марсианам.

Приезжает как-то девушка в гости, телезвезда вся из себя, убраться говорит, тут надо после войны.

— Денег нет в стране, — отвечаю.

— Ну пусть хоть за копейки. Всё же немытое…

— На тебе пять рублей, вот этот пол помой, — предлагаю.

— Фи, кому — мне? Это не деньги, не буду…

Экономическая модель…

Путин и Абхазия. Отдельная экология.

Сколько раз абхазы говорили мне, что именно Путин помог им в 2008 году предотвратить очередное вторжение Грузинских войск сюда.

— Он-то с какого хера тут при делах? —  недоумевал я. — Он за два своих президентских срока слова Абхазия вообще не знал и ни одной попытки признать независимость не то что не предпринял, даже не смотрел в эту сторону. Медведев, став президентом, подписал Указ о признании независимости Абхазии, за что я ему повторюсь, благодарен, страна эта солнечная и красивая, в крови бы утонула.

И Медведев вызвал  тогда Путина в Россию, где он смотрел Пекинскую Олимпиаду, чтобы вернулся и приступил к прямым обязанностям премьер-министра.

Тот вернулся и приступил, конечно, но российская бригада уже стояла на границе Абхазии с Грузией и флот российский блокировал возможность вторжения с моря. Шли месяцы. Путин прилетел на вертолёте в Абхазию (напомню, пробки в Сухуме — авт.) и в закрытой беседе с президентом маленькой страны Багапшем пожелал, чтобы Абхазия поддержала грядущую Олимпиаду в Сочи гравием со своих рек и заодно отдала бы России весь Гагринский район в долгосрочную аренду.

Тут я должен сказать вот что, на Гагринский район (это седьмая часть страны, близлежащая к российской границе, к Адлеру, Красной Поляне и проч.) ещё до Путина после того, как грузинские войска отсюда выбили абхазы, претендовал покойный ныне Басаев.

— Мы его уважали, когда в начале войны он нам  оружие через перевал привёз, — говорят мне ветераны той войны, — но в Беслане он был не прав. Так нельзя…

За помощь в войне против Грузии Басаев попросил президента Багапша отдать Чечне курортно-богатый Гагринский район.

Ответ получил отрицательный. Типа — что за независимость тогда?

Басаев расстроился отказом, и через тот же перевал, через который оружие в начале войны поставлял в Абхазию, прислал свой батальон, который против грузинских войск в той войне героически и очень профессионально воевал (этот факт подчёркивают все мои собеседники, участники боевых действий того времени — авт.)

Но на границе чеченский батальон был окружён абхазскими подразделениями (никакой России тут и не ночевало — авт.), оружие отобрали у чеченцев и отправили обратно — домой.

Итак, красивый Путин на вертолёте в Сухум к Президенту Багапшу прилетает, Гагринский район просит, как Басаев какой-никбудь, уже мёртвый к тому времени, дачу какую-нибудь, и весь горный хребет вдоль Черноморского побережья, типа там горнолыжные курорты построит и станет обеспеченным пенсионером.

Горный хребет — это треть площади Абхазии.

Медведев, насколько мне известно, ничего себе не просил.

Путин же, после вертолёта, приезжал сюда ещё пару раз инкогнито. Если инкогнитой можно назвать кавалькаду из десятка чёрных представительских лимузинов по трассе центральной (она одна здесь), а президент Абхазии Багапш ездил в сопровождении только двух машин охраны по стране.

Путин ездил в Мюссеру, присматривал бывшую дачу Горбачёва. Говорят, что для Кабаевой. Одни источники мои говрят, что подарили ему эту дачу, другие — что Кабаевой не понравилось.

Не суть важно.

«Вы думаете мы им нужны?..»

Много было, и сейчас есть, немало людей в Абхазии, которые считают, что стоит только присоединиться к России, будет порядок здесь.

— Россию разворовали, Крым разворовали, а в Абхазии, конечно, порядок сделают? Где ещё-то? — интересуюсь в ответ.

Президент Багапш, когда был живой ещё, сказал как-то избирателям с подобным образом мЫшления: «Вы думаете, мы им нужны (под словом «им», он не только Грузию имел в виду, как мне представляется, — авт.) — Им наша земля нужна…

110 километров субтропических курортных пляжей — одна треть страны, горные хребты — вторая треть, и посреди ещё — где люди живут и на туристах тоже зарабатывают, — третья треть.

— Вы живёте за наш счет! — гордо иногда покровительствуют местным бизнесменам курортного бизнеса отдыхающие россияне. Тем, которые вменяемы ещё хоть чутка, я говорю просто: «Хватит пиздить. Пятнадцать лет блокады жили без вас и выжили. О чём вы?…»

Местные держатели курортных кафе о россиянах таких — приходят, кипятку потребуют, доширак свой заварят, а  потом и не убирают за собой, особенно если два чая закажут…

Какая прибыль от них?

Одни советы…

Абхазский бизнес

— Еврей у нас один из Анапы, русский что ли… Бизнес свой решил сделать, бетонные блоки. Не родственник твой?..

— Я — не еврей.

— Да? Ну ладно, как скажешь. Так вот, тот еврей так говорил — будете у меня тут блоки делать, завёз генератор мощный, со светом проблемы бывают, сам знаешь, оборудование всё, что надо. Одни на зарплату деньгами соглашались, другие — кирпичами — блоками этими. Заодно дом ему строили, в счёт зарплаты своей. Дом построили, окна пластиковые, подводки все — воду, электричество сделали. Чуть-чуть не доделали, он говорит — вы бездельники, пошли нах отсюда, платить не буду.

Нанимает соседей, чтобы дальше строили. Они тоже чуть не успели доделать, он их тоже посылает и в зарплате отказывает.

Потом уезжает в Россию по своим делам каким-то, возвращается, а у него, оказывается, за одну ночь всего тут, в горах, и бетономешалку спиздили, и окна пластиковые и другое оборудование всё. Бог есть, понимаешь?  А его удар хватил. Дом его не хочешь купить себе? Или знакомым своим из Москвы продадим…-

— Не хочу, — говорю.

— Знаешь какой абхазский бизнес? — сухумские мне рассказывают — Мужик покупает десяток яиц по десять рублей, например, варит, а потом варёные на рынке продаёт. У него абхаз спрашивает: «Почём?» «По десять рублей», — говорит. «А сырые покупал почём?» «По десять рублей» — говорит. «А в чём навар?» — «В кастрюле остался…»

Ещё два года назад любой простой абхаз знал, что россиянин, приехавший сюда, в субтропики, как минимум, миллиардер — по телевизору же видно, сколько русские зарабатывают.

Поэтом цену на земли и дома продажные взвинтили с 250 тыс. рублей за гектар, допустим, до одного-трёх миллионов. Зависит от удалённости от моря, наличия света и воды…

— Помоги продать, — говорят, — процент точно твой!

— За сколько продать?

— Нуу, я не знаю… Чем дороже продашь, тем тебе же лучше…

— Цену назови…

— Нуу, я не знаю…

— Узнаешь когда, тогда подходи ко мне… — так научился отвечать…

Самые выгодные курортные земли Абхазии можно скупить за смешные для российских миллиардеров деньги. НО!!! Президент Багапш, например, не продал..

После своего отказа Путину уехал в горы, в отпуск. Лазал там, охотился, спустился ближе к морю, здоровый отдохнувший, но тут ему российский чиновник из госбезопасности ставит диагноз — болен ты, Багапш, езжай Россию лечится, в клинику спецструктур силовых в Подмосковье.

— Вроде нормально себя чувствую, — отвечает президент Абхазии, — лечиться могу поехать и в Израиль, и в Германию…

— Нет-нет, только у нас.

Увозят Багапша в комитетскую клинику-санаторий, на третий день примерно приставляют к нему медсестру, которая делает укол. На следующий день он умирает.

Пышные похороны в Сухуме, ФСО России запретило родне покойного проводить вскрытие.

Потом выборы.

Президентом стал Анкваб.

«Его чуть не расстреляли во время войны с Грузией»

Так мне рассказывали офицеры спецслужб Абхазии. Дело в том, что Анкваб, во времена гэбешного правления Шеварнадзе в советские времена, находился у того в подчинении. Соответственно, завязан с врагами.

После смерти Багапша, во время предвыборной президентской кампании я имел возможность побеседовать с Анквабом Александром Золотинсковичем, и задал ему вопрос, на который знал ответ: «Что будете делать, если президентом станете?»

Дороги, воду, свет. Таков был ответ. Это то, чего не хватает прежде всего. Он стал президентом, и начал делать. Дороги, воду, свет.  Я видел.

И ощущал даже колёсами своей машины.

И ещё он алчных гаишников из кустов повыгонял, из засад. И те стали вежливыми, до невозможности, после того, как их коллег с работы поувольняли сотнями. Родственники ущемлённых на это тоже обиделись, конечно.

На президента Абхазии Анкваба было совершено шесть покушений. Одно совсем неподалёку от родника, где стоит бензозаправщик рядом. Я видел чёрные следы  от выстрела на асфальте из гранатомёта, я дружу с братом одного из погибших охранников во время того покушения.

Я знаю, что при правлении Анкваба были найдены и организаторы, и некоторые исполнители.

Потом здесь произошёл типа переворот.

После приезда Путинского Суркова, строить всё прекратили вообще, но много стали говорить, что Россия дала много денег.

Трассу строят до сих пор, потому что разбираются с предыдущей коррупцией. Свет, вода, дороги — всё это развитие прекращено.

В одном из сёл мне сказали по-братски, что налоги лпатить этому правительству отказались всеми домами в селе.

Гаишники полезли в кусты и обнаглели до того, что моего гостя, инвалида чеченской войны, за сорок минут оштрафовали четыре раза. Машина-то с российскими номерами, а кормить семью и начальство надо.

Нападения с убийством россиян громкое прошло по СМИ. Мне звонят из России, — как ты там, спрашивают?

У вас Бориса Немцова около Кремля застрелили, — интересуюсь в ответ и понимаю, что зря.

Типа — не сравнивай жопу с пальцем. Причём то, что жопа не в Абхазии им неинтересно.

Бутылки, блин,  абхазы выбрасывают на пляж.

 

После визита в Абхазию Суркова, президентом стал Рауль Хаджимба.

Я имел честь беседовать с ним во время его предвыборной кампании. Я имел честь спросить его, встречался ли он с Сурковым и видел ли он, господин Хаджимба, бумаги об ассоциации Абхазии с Россией.

Телекамера снимала мой вопрос и его ответ, снисходительную улыбку его: «Да вы что? Откуда вы взяли такую информацию? Мы через полгода откроем границу с Россией, мы снимем санкции, наконец-то…»

— Он меня снисходительно за плечо обнял, а после инаугурации бегом поехали в Сочи к Путину, где подписал с лёту именно ту, сурковскую бумажку, по которой Абхазия передаёт под власть России все свои силовые структуры, экономические, вооружённые силы.

Ну я-то ещё во времена свержения Анкваба знал, что Хаджимба эту бумагу видел. Пыжится сейчас воплотить её в жизнь, но депутаты абхазские не дают. А путинская Россия толсто намекает: или Абхазия наша, или денег не дадим.

А теперь возвращаюсь к экологии. Три года я дрючил мозги главе сельской администрации, чтобы он дрючил мозги главе районной администрации, и президентскому окружению я мозги дрючил, чтобы поставили на трассе при выезде из села мусорный бак, чтобы в овраги не сбрасывали.

Поставили. Это была победа.

Пришёл во власть президент Хаджимба, этот бак спиздили неизвестные, и ещё четыре бака вдоль трассы, по которой в Абхазию везут туристов. Туристы любуются на горно-морские красоты и кучи мусора вдоль дороги.

— Не стыдно? — поинтересовался я у окружения нынешнего президента.

— Мы ему скажем обязательно, — сказали мне.

Президент назначил министра экологии, и ему  ещё четырёх заместителей. Мусорный бак сделали абхазы за свои деньги…