Столица Урала застряла в 90-х…

761

Иван Жилин

Вышел мой первый уральский материал, которым не стыдно и в фейсбуке поделиться. У меня пока не так много уральских френдов, но, друзья, я голоден до ваших историй. И историй ваших знакомых. И знакомых ваших знакомых тоже. Предлагайте.

Грустные, веселые, истории о преодолении — все будем изучать, и всем постараемся причинить максимальное добро.

«Здесь по-прежнему 90-е. И «Уралмаш» жив»
В Екатеринбурге до сих пор стреляют, а выходцы из криминального мира контролируют крупные городские активы

Предисловие
Все началось с удивления.

В Екатеринбург, на новое место работы, я приехал в начале сентября. И на следующий же день после приезда прочитал в местных СМИ: на проспекте Космонавтов неизвестные расстреляли из автоматов автомобиль Audi.

Ни в Москве, ни в Кирове, ни в Крыму — на предыдущих местах работы — мне не доводилось слышать о стрельбе из автоматов. Казалось, подобное осталось в далеких 90-х.


Audi, пострадавшая при стрельбе на проспекте Космонавтов.

В тот же день я встретился с екатеринбургской коллегой Изольдой Дробиной.

— Чему ты удивляешься? — переспросила она.

— Ну, — говорю, — это ненормально. Нигде уже не стреляют.

— Не знаю, по-моему, обычное дело, — сухо резюмировала Изольда.

Через несколько недель СМИ снова сообщили о стрельбе: на этот раз в пригороде Екатеринбурга. Стреляли в арбитражного управляющего. Два случая за месяц — не многовато ли? Знакомый, работающий в одной из крупных российских корпораций в Екатеринбурге, в ответ на мой вопрос, нормально ли происходящее, посмеялся:

«Привыкай. Это не Москва. Здесь до сих пор 90-е. И «Уралмаш» жив».

Возможно, это преувеличение. Когда одна из самых жестоких банд России ОПГ «Уралмаш» была в полной силе — кровь в Екатеринбурге лилась рекой. «Уралмашевцы» убивали бизнесменов, захватывали предприятия, воевали с полицией — даже стреляли из гранатомета по зданию свердловского РУБОП. Сейчас, конечно, размах скромнее. Но тот факт, что кровь льется и в наши дни, причем не в пьяных драках, а именно в криминальных разборках, не получается воспринимать как «обычное дело».

Несколько недель мне пришлось потратить на поиск источников. Многие люди, знающие ситуацию, просто отказывались говорить. Еще какое-то время ушло на составление списка активов, которые контролируются людьми, имеющими репутацию представителей криминального мира. Фраза «Уралмаш» жив» перестала казаться чем-то ироничным.

Часть 1. Сорванная «стрелка»

16 октября около дома № 115 на Омской улице прохожие наблюдали «сходку»: две группы мужчин крепкого телосложения, всего около 40 человек, выясняли отношения на повышенных тонах.

— Они делили какие-то сферы влияния. В том числе говорилось об автомобильном бизнесе, — рассказал «Новой газете» работник промзоны, где произошел конфликт.

После того, как вербальные аргументы закончились, в ход пошли кулаки. Однако серьезных последствий драка не приобрела: очевидцы стычки еще в начале «сходки» вызвали полицию: заслышав сирены, большая часть конфликтующих разбежалась.

— Поступила оперативная информация, что на Омской улице с неизвестной целью собралось около 40–50 человек и что некоторые из них могут быть вооружены, — говорит пресс-секретарь ГУ МВД по Свердловской области Валерий Горелых. — Когда сотрудники полиции прибыли на место, большая часть собравшихся скрылась. Несколько человек, тем не менее, было поймано и доставлено в полицию. На месте был найден один брошенный трамватический пистолет.

Задержанных на «стрелке» впоследствии отпустили: не было формальных оснований их задерживать. Однако интереснее самой драки оказались личности ее участников.

— Это представители так называемых «наумовской» и «яковлевской» банд. Банды среднего калибра. Их уровень — крышевание автосервисов и небольших продуктовых магазинов, — говорит источник «Новой». — Насколько мне известно, на «стрелке» они делили не только автобизнес, но и право крышевать подпольное казино, которое работает в той же промзоне.

«Яковлевских» в Екатеринбурге ассоциируют с предпринимателем Валерием Яковлевым, который до 2017 года входил в число соучредителей ЧОП «Ягуар» и фамилию которого местные СМИ связывают с двумя из трех ключевых банд города: «Уралмаш» и «Синие». «Наумовские», по сведениям местных СМИ, могут иметь отношение к Олегу Наумову — также человеку, связанному с охранным бизнесом.

«Брать эти банды в расчет, конечно, нужно, но в целом погоды в городе они не задают. Крови на них нет», — отмечают наши источники.


Екатеринбург все еще застрял в 90-х. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Часть 2. Две стрельбы
Ветер с Северного Урала

Преступление «с кровью» произошло в пригороде Екатеринбурга Березовском 21 сентября.

В этот день арбитражный управляющий Дмитрий Зайцев как обычно вышел из своего дома на улице Серова в Березовском, сел в авто, проехал 200 метров и увидел лежащее поперек дороги бревно. Когда мужчина вышел из автомобиля, чтобы убрать препятствие, началась стрельба.

— Стрелявший прятался за машиной, которая уже долгое время кем-то брошенная стоит на обочине, — рассказывает Дмитрий. — В первые секунды выстрелов я автоматически пригнулся и закрыл голову руками, это меня и спасло: две пули прошли мимо, а третья прошла по касательной снизу вверх, задев плечо.

Для покушения на Зайцева использовали пистолет «Оса». Нападавший стрелял сзади, с расстояния около двух метров.

— «Оса» — травматический пистолет. Но с двух метров в голову — убивает.

Отстрелявшись в Дмитрия, нападавший побежал в сторону расположенных неподалеку гаражей. Оттуда выехала Honda Legend и забрала его. Дмитрий, несмотря на ранение, бросился в погоню.

— Этого они явно не ожидали, — рассказывает Зайцев. — От погони уходили нервно, выезжали на встречку, провоцировали аварии. Я гнался за ними около четырех минут, но в итоге — на въезде в Екатеринбург потерял из вида.

Нападавшие, впрочем, выдали себя сами. От Дмитрия они оторвались, свернув в промзону у Новосвердловской ТЭЦ. Там бросили машину на территории предприятия «Бэст Сервис Групп». А на выходе из промзоны посмотрели в камеру видеонаблюдения.

Рабочие «Бэст Сервис Групп», обнаружив брошенный автомобиль, вызвали полицию. Полицейские изучили камеры и установили личности нападавших.

— Нам известно, что за рулем «Хонды» находился 31-летний Артем Кириллов, — рассказывает адвокат Дмитрия Зайцева Михаил Баль. — Что касается личности стрелявшего, то мы пока не встречались с ним и не знаем, как его зовут. Скоро у нас будет очная ставка.

Любопытный факт: и водителя, и стрелка полицейские после допроса отпустили.

— Я не намерен добиваться для исполнителей сурового наказания, — объясняет ситуацию Дмитрий Зайцев. — Я считаю, что жизнь их и так наказала, раз они занимаются стрельбой по найму. Куда интереснее найти заказчика.

С заказчиком в истории с нападением на Зайцева все непросто. Первоначально таковым назвали известного в Екатеринбурге криминального авторитета Михаила Клока (признавался виновным в грабежах и организации покушений в период с 2003 по 2006 годы): в «Хонде» нападавших нашли документы на его автомобиль.

— Клок недавно вышел из тюрьмы, и пресса охотно подвязала его к делу. Но следствие установило, что он к произошедшему не имеет отношения, — говорит Дмитрий Зайцев. — Документы на его авто оказались в «Хонде» потому, что ее владельцы занимались коллекторским бизнесом. И, видимо, Клок был среди их должников.

Сам Зайцев на следствии предположил, что нападение на него мог организовать бывший собственник «Удмуртского завода строительных материалов» (предприятие зарегистрировано в Екатеринбурге) Андрей Щеголев: у арбитражного управляющего с собственником был конфликт «по поводу процедуры банкротства».

— Сейчас я готов принести Щеголеву свои извинения, — говорит Зайцев. — Эта версия не нашла своего подтверждения. Ветер дует со стороны севера Свердловской области. Качканар, Нижняя Тура. Там есть люди, способные организовать это. Не хочу сейчас называть имен, но думаю, что через месяца два смогу их озвучить.

Уголовное дело по факту нападения на Дмитрия Зайцева возбуждено по ч. 2 ст. 213 УК РФ («Хулиганство, совершенное группой лиц с применением оружия»).

— Почему не покушение на убийство? — спрашиваю я у адвоката Михаила Баля.

— Говорят, было бы покушение на убийство, если бы в голову попали. Ну а раз не попали, то хулиганство. Но у нас пока и дело бесфигурантное. Формально в нем нет подозреваемых, — отвечает он.

В ГУ МВД по Свердловской области на просьбу «Новой газеты» прокомментировать квалификацию дела и другие нюансы покушения на Дмитрия Зайцева ответили следующее:

«В интересах предварительного следствия и соблюдения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, руководствуясь статьей 161 УПК РФ в части интересующих Вас вопросов, касающихся стадии предварительного следствия и процессуального статуса лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, следственные органы полиции в настоящее время воздерживаются от комментариев, надеясь на понимание и дальнейшее сотрудничество».

— Я очень хочу, чтобы вы отразили один момент, — говорит Дмитрий Зайцев в конце нашей встречи. — Я за себя не опасаюсь: у меня такая работа.

Но если эта ситуация коснется моей семьи и близких — тогда будет война. Тогда все может пойти по другому сценарию, вне рамок правового поля. Это нормально для нашего региона.

Обнальщики

5 сентября на проспекте Космонавтов неизвестные расстреляли из автомата Калашникова черный автомобиль Audi А8 с красивым госномером B00*PP. Нападение произошло около 17.20 по местному времени.

— В нападении предположительно участвовали три человека: двое стрелявших и водитель. На месте нашли гильзы от двух орудий: 9-миллиметровые от травматического пистолета и 7,62-миллиметровые — от АК, — рассказал «Новой газете» источник, знакомый с ситуацией. — В иномарке находился бизнесмен Гагик Мартиросян. Несмотря на то, что по Audi было выпущено 12 пуль, ни он, ни его водитель не пострадали. У водителя только легкое ранение руки, у Мартиросяна вообще ничего. Поэтому говорить о целях нападения пока рано: возможно, у нападавших и не было задачи убивать Гагика.

Тот факт, что в автомобиле действительно находился Гагик Мартиросян, подтвердила его супруга Сусанна. От подробных комментариев она отказалась, заявив, что это не в интересах следствия. А следствие по нападению на Мартиросяна действительно идет интересно. Во-первых, дело возбуждено не по ст. 30, ст. 105 УК РФ — «Покушение на убийство», а по ч. 2 статьи 162 УК РФ — «Разбойное нападение с применением огнестрельного оружия».

По сообщениям источников «Новой», в Audi везли довольно крупную сумму денег — порядка 30 млн рублей. Деньги предположительно могут быть связаны с «Таганским рядом».


«Таганский ряд»

«Таганский ряд» — крупный вещевой рынок, основанный в начале 90-х екатеринбургскими воинами-афганцами. Сегодня об афганцах здесь ничего не напоминает. Рынок и его окрестности превратились в свердловский филиал Шанхая: азиатские торговцы продают товары азиатского производства, по соседству с «Таганским рядом» возведены торговые центры «Пекин» и «Ханой».

Однако занимаются здесь не только торговлей.

«Теневую сторону» бизнеса, ведущегося на «Таганском ряду», показал прошедший в прошлом году судебный процесс над т.н. «уральско-китайской финансовой ОПГ». На скамье подсудимых оказались десять человек — граждане России и Китая. Им вменялось пять статей УК РФ: «Организация преступного сообщества и участие в нем», «Незаконное образование юридического лица», «Изготовление поддельных печатей и штампов», «Совершение валютных операций с использованием подложных документов», «Легализация денежных средств, полученных преступным путем». По версии следствия, с апреля по декабрь 2014 года подсудимые вывели на счета китайских компаний порядка 595 млн рублей.

Схема вывода была такой: подсудимые принимали наличные от работавших на «Таганском ряду» китайских предпринимателей, после чего за процент передавали эти деньги российским коммерсантам, желающим незаконно обналичить доходы. Взамен российские бизнесмены безналом переводили эквивалентные суммы на счета екатеринбургских и тюменских фирм. А эти фирмы заключали с подставными китайскими компаниями фиктивные договоры аутсорсинга о предоставлении персонала для осуществления деятельности в области информационных технологий. После этого рубли конвертировались в доллары США и китайские юани, а затем перечислялись на счета китайских компаний под видом оплаты договоров аутсорсинга.

— Гагика Мартиросяна никто в совершении преступлений не обвиняет, — подчеркивает источник «Новой». — Да, он вез крупную сумму денег. Да, у этих денег явно непростая судьба и это почти наверняка тот самый «обнал».

Часть 3. Империя «Уралмаш»
Покушение на генерала

19 февраля 2016 года в подъезде многоквартирного дома на улице Родонитовой произошло одно из самых громких преступлений в современной истории Екатеринбурга. На выходе из собственной квартиры был тяжело ранен бывший глава городского УВД генерал-майор Борис Тимониченко. Киллер выстрелил ему в голову. Пуля попала в челюсть, и генерал-майор остался жив.

В больнице он описал нападавшего, а позже заявил, что узнал в нем бывшего начальника РОВД по Орджоникидзевскому району Екатеринбурга Олега Дудко.

Вот как описывал Тимониченко покушение в ходе судебного разбирательства (цитата по Ura.ru):

«Была дверь, за которой находится мусоропровод. Она открылась, и появился мужчина, ростом 185 сантиметров, на голове капюшон. Я увидел пистолет с глушителем. Это был пистолет Макарова. Я подумал, что это разбой. Четко услышал лязганье затвора и упал. Если бы я не повернул голову, то выстрел бы пришелся в висок».
Говоря о причинах нападения на себя, Тимониченко, возглавлявший на тот момент службу безопасности свердловского филиала ПАО «Т Плюс» (компания олигарха Виктора Вексельберга, работающая в сфере электроэнергетики и теплоснабжения), выдвинул интересную версию:

«Я не бандит, чтобы заниматься вышибанием долгов. Да, действительно были 5 миллиардов долга от управляющих компаний. Мы занимались претензионной деятельностью в рамках закона. Сотрудничали с правоохранительными органами. Я не исключаю, что у каких-то управляющих компаний было желание повлиять на деятельность нашего филиала, и обстоятельства свели их с Дудко».

Упоминание управляющих компаний в контексте покушения на Тимониченко любопытно тем, что как минимум три екатеринбургских УК на момент покушения могли быть связаны с бизнесменом Григорием Терентьевым. Григорий — сын Сергея Терентьева, то есть человека, которого считали одним из лидеров ОПГ «Уралмаш». В 2001 году Терентьев-старший был приговорен Свердловским областным судом к 12 годам лишения свободы за участие в так называемом «десанте «Уралмаша» — группе из 17 человек, которых обвиняли в 28 убийствах, грабежах, вымогательстве и терроризме. Приговор, однако, не устоял в Верховном суде, мужчина был полностью оправдан и вышел на свободу. СМИ в те годы писали, что в ходе судебных заседаний остальные обвиняемые брали на себя вину за эпизоды преступлений, в которых подозревался Сергей Терентьев.

Версия о причастности «Уралмаша» к покушению на Бориса Тимониченко отрабатывалась серьезно. Пресса со ссылкой на источники сообщала, что Олег Дудко был уволен из органов именно за связи с группировкой. Полиция и Следственный комитет проводили обыски в отеле «Гранд Авеню», считая его, судя по всему, неформальным офисом «Уралмаша». О причастности выходцев из ОПГ к покушению заявлял и сам Дудко. В прессе было опубликовано его письмо:

«Я был одним из его звеньев, пожалуй, наиболее тяжелого направления — Уралмаша Орджоникидзевского района, — писал он. — Сейчас, на мой взгляд, настало благоприятное время для мести нам, старой гвардии. Многие жулики уже освободились, вышли взрослыми ребятами, а их вышло уже очень много, вот и долбануло одновременно по Борису [Тимониченко] и мне».
Сам себя Дудко называл жертвой «хорошо спланированной операции» ОПГ.

Были «уралмашевские» причастны к покушению на Бориса Тимониченко или нет — до сих пор остается под вопросом. Однако покушение на генерал-майора вскрыло их силу: по ходу следственных действий СМИ сообщали о тех или иных активах, связанных с бывшими авторитетами. Бизнес-империя «Уралмаша» оказалась одной из самых богатых в городе и сегодня, то есть спустя два года после покушения на Тимониченко. Эти богатства «уралмашевские» только приумножили.

К моменту покушения на Бориса Тимониченко у него могли быть конфликты с управляющими компаниями ООО УК «Татищевская», ООО «УК ЖК «Адмиральский» и ООО УК «Универсал», руководящие должности в которых, по данным «Интерфакс-СПАРК», в разное время занимал бизнесмен Григорий Терентьев, сын авторитетного предпринимателя Сергея Терентьева.

Как уже говорилось выше, в 2002 году Терентьев-старший был полностью оправдан Верховным судом по делу о грабежах, убийствах и терроризме.

С 2002 года «Уралмаш» начал активно развиваться и в настоящий момент представляет собой настоящую бизнес-империю.

В 2017 году, по сообщениям екатеринбургских СМИ, под управление сына Сергея Терентьева перешла крупнейшая управляющая компанию города — «Верх-Исетская». В прошлом году выручка этой компании составила 1,9 млрд рублей, она контролирует до 20% городского рынка ЖКХ.

Всего приближенные Терентьева на данный момент могут иметь отношение к пяти крупным коммунальным компаниям: помимо уже упомянутой», это «Радомир-Инвест» (выручка 884 млн рублей), «Урал-СТ» (909 млн рублей), «ЖКХ Октябрьского района» (1,4 млрд рублей) и «РЭМП Железнодорожного района» (1,2 млрд).

Когда следствие проверяло связь между «Уралмашем» и покушением на Бориса Тимониченко, обыски проходили в отеле «Гранд Авеню», который входит в Usta Group. Генеральный директор Usta Сергей Данилик имеет с Сергеем Терентьевым прямые бизнес-связи. Вместе они являются учредителями отелей «Премьер» и «Центральный»: Терентьев входит в состав учредителей напрямую, а Данилик — через подконтрольную «Евро-Азиатскую холдинговую компанию».

Всего у Usta Group шесть отелей в Екатеринбурге, пять ресторанов и собственная служба кейтеринга. Компания также предоставляет услуги в области бизнес-путешествий.

Третьим столпом «авторитетной» бизнес-империи можно считать мобильную связь. В Свердловской области существует местный сотовый оператор — «Мотив». Компания также предоставляет услуги связи в Курганской области, ХМАО и ЯНАО. Выручка компании за 2017 год — 6,6 млрд рублей. Фамилия учредителя «Мотива», бизнесмена Виталия Кочеткова, упоминалась в СМИ в связи с деятельностью конкурентов ОПГ «Уралмаш» по 90-м — «центровыми».

Помимо «Мотива» Кочетков также владеет банком «Уралфинанс», у которого, согласно официальному сайту, всего три отделения в Свердловской области: по одному в Екатеринбурге, Талице и Богдановиче.

И Виталию Кочеткову, и Сергею Терентьеву «Новая газета» направляла запросы с просьбой изложить свое мнение: почему и местные СМИ (включая официальные), и наши источники называют их бывшими участниками преступных сообществ. Ни тот, ни другой ответа не дали.

Помимо перечисленных компаний у Сергея Терентьева и Виталия Кочеткова есть и более мелкий бизнес: производство бутилированной воды, ювелирка, сдача площадей в аренду.

На прошлых выборах в екатеринбургскую гордуму в депутаты прошли братья Алексей и Григорий Вихаревы. С «Уралмашем» связывают их отца Андрея Вихарева, который сейчас находится в международном розыске по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере.

«Новой газете» также удалось найти связи «авторитетных» бизнесменов с РПЦ. Так, предприниматель Олег Цирельсон, фамилия которого в местных СМИ упоминалась в связи с деятельностью ОПС «Уралмаш», до 2013 года являлся исполнительным директором фонда «Обретения культурных ценностей». Соучредителем этого фонда была Екатеринбургская епархия РПЦ. Цирельсон также является соучредителем прихода Во имя святителя Иоасафа Белгородского Екатеринбургской епархии. На момент публикации материала представители епархии не ответили на запрос редакции о связях с Олегом Цирельсоном.

ОТВЕТ НА ЗАПРОС. ОБНОВЛЕНО 29.10.18

В ответ на ваш запрос от 23 октября 2018 года сообщаем, что БФ «Обретения культурных ценностей» был создан и зарегистрирован 28.09.2000 года. Вопрос о подборе кандидатуры исполнительного директора уместно задать тем, кто принимал решение о регистрации данного фонда.

Сегодняшняя управленческая команда Екатеринбургской епархии к созданию данного фонда не имеет отношения (напомним, нынешний правящий архиерей, Митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл заступил на Екатеринбургскую кафедру летом 2011 года).

По данным юридического отдела, в период времени с 2005 по 2013 г. организация была фактически не действующей и в 2013 году ликвидирована по решению суда. Основанием для вынесения решения суда послужило непредоставление в Министерство юстиции РФ отчетности за 2010-2011 годы и информации о продолжении своей деятельности.

— Нужно все-таки сказать, что каким бы ни было прошлое «уралмашевских», сейчас они ведут законный бизнес и стараются целиком держаться в рамках правового поля, — говорит источник «Новой», знакомый с криминальным миром Екатеринбурга. —

Хотя, конечно, нельзя отрицать, что значительная часть их современного бизнеса — легализованная «добыча» 90-х.

Официальный представитель ГУ МВД Свердловской области Валерий Горелых в ответе на запрос «Новой газеты» о том, следят ли правоохранительные органы за деятельностью компаний, связанных с выходцами из криминального мира, сообщил:

«Органы внутренних дел не раскрывают оперативную составляющую своей деятельности. Что касается организованных преступных сообществ «Центр» и «Уралмаш», то они в результате предпринятых МВД мер действительно прекратили свое существование».

Источник